Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Lühisüžee:  mitu eestlast istuvad kõrtsis ja vestavad üksteisele erinevaid lugusid ja legende. Kõik see toimub umbes 150 aastat tagasi. Filmis mängivad Rakvere teatri juhtivad näitlejad: Toomas Suuman, Tiina Mälberg, Peeter Rästas. Teksti tõlkis dramaturg Anne-Ly Sova. 

Filmi eesmärk: 

  • 1. Tutvustada vaatajaid eesti legendidega. 
  • 2. Visualiseerida keelt. Teha see multiplikatsiooni abil kõikidele mõistatavaks.

Stuudio „INFORING“ – rahvusvahelistel kinofestivalidel osaleja Poznanis „Tourfilm“ (2006) – II koht, Berliinis „Das Goldene Stadttor“ (2007), Karlovy Vary´s „Tour Film“ (2007), amatöörkino 47.festivalil Eestis (2012) – kaks esimest kohta, Jaltas toimunud dokumentaalkino kinofestivalil osaleja (2012). 

Краткий сюжет: несколько эстонцев собираются в корчме и рассказывают друг другу различные истории и легенды. Дело происходит лет 150 тому назад. 
В фильме сыграли ведущие актёры Раквереского театра: Тоомас Сууман, Тийна Мялберг, Пеетер Рястас. 
Текст переводила драматург Анне-Ли Сова. 

Цель фильма: 

  • 1. Познакомить зрителей с эстонскими легендами.
  • 2. Визуализировать язык. Сделать его доступным для понимания всем при помощи мультипликации.

Студия «ИНФОРИНГ» участник международных кинофестивалей в Познани «Tour Film» (2006) - 2-е место, Берлине «Das Goldene Stadttor» (2007), Карловы Вары «Tour Film» (2007), 47 фестиваля любительского кино в Эстонии (2012) – два первых места, участник кинофестиваля документального кино в Ялте (2012).


Põlevkivisaun 
Lugu juhtus juba ammu, aga eks see Valaste juga oli juba siiski olemas. Seal lähedal elanud üks mees, kelle nime ma enam ei mäleta – no ütleme, et Peeter. Peeter elas nagu kõik – pidas talu ja püüdis kalu. Tollel ajal olevat meie kandi meres veel isegi vaalu näha olnud.
Peeter elanud päris hästi, majapidamine olnud tal korralik ja tugev. Ainult üks asi olevat õnnest puudu olnud – sauna polevat mehel olnud! No ja otsustanud mees endale sauna ehitada. Kivist sauna, sest Peetrile meeldisid tugevad asjad, mis kaua vastu panevad. Ja ega tal materjalipuudust ei olnud, kõik ümbruskond pruuni kivi täis – ole mees ja korja kokku! No ja ehitanudki Peeter endale hea ilusa ja tugeva sauna. Ahjugi ehitas neistsamadest kividest sisse. Kaua ja korralikult ehitas, aga valmis sai. No ja hakanud siis sauna kütma – pani vihad likku, tõi õlut, paar ämbrit vett vedas kohale, õlut... Ai pagan, õllest ma juba rääkisin! No võtnud Peeter riidest lahti ja läinud sauna. Istub mees seal ja mõtleb häid mõtteid... 
Kui äkki – no mis te arvate – HÄDA! Näinud mees säärast seletamatut asja – kivist ahi hakanud hõõguma, kivist seinad löönud leeke välja!!! Hädavaevu jõudnud ise saunast välja karata, paljas nagu porgand, peitnud ennast veel vihakontsu taha! Hirmus lugu! No ja ei läinud tundigi mööda kui saunast oli ainult tuhk järel... 
No vat, milline häda ja õnnetus, tundub, aga ei! Eks ta ole ju nii, et kui Jumal ühe käega võtab, siis teise käega annab. Sest just niimoodi avastatud need põlevad kivid, mida põlevkiviks kutsutakse. Ja eks tost põlevkivist on pärast eestlastele palju kasu tõusnud... 

ЛЕГЕНДА о сланцевой бане 

Дело было так: случилось это в давние времена, но водопад  в Валласте уже был и тогда. Жил подле него мужик, имени его не вспомню. Назовем его Пеетер! Жил как все. Занимался хозяйством на своём хуторе, ловил рыбу. Тогда ещё и киты в море попадались. 
Жил Пеетер неплохо, хуторское хозяйство  у него было крепкое. Только одного не хватало для счастья – бани! Решил построить он каменную баню, любил Пеетер всё надёжное. Строительного материала хватало – камней вокруг много было. Выстроил он хорошую баню – красивую, крепкую. Сделал печь в ней тоже каменную. Строил долго! Начал топить баню… Веники тем временем замочил в кадушке… Пиво принёс… Ну, и воды конечно пару ведер… Пива… А чёрт, про пиво-то я уже говорил!!! Разделся… Пошёл в баню… Думает о хорошем… 
И тут, что бы вы думали?- БЕДА!!! Видит он чудо необъяснимое - сама печь каменная начала гореть, а за ней и стены полыхать!!! Еле успел Пеетер выскочить, голый, веником прикрываясь!!! Ужас!!! Часа не прошло, от бани одна зола осталась… 
Казалось бы, горе, ан нет! Одной рукой бог берёт, другой даёт. Так он камень горючий обнаружил, сланец называется. Много хорошего потом от  этого сланца пользы было для эстонцев…


Trägelite selts 

Ma räägin teile nüüd loo, mida ma  oma onult, põliselt trägelilt, kuulsin. On ju teada, et trägelid, Narva linna soome soost kodanikud, kõik päris jõukad on. Nad on pearahamaksust vabad ja soldatiks võetakse neid alles viimased viisteistkümmend aastat. Nende põline töö on laevade laadimine ja lossimine ja nad on väga uhked oma nime, oma põlise vabaduse ja  oma esivanemate peale. Nad on kareda loomuga, räägivad eesti keeltt soome murrakul, kannavad vene moodi riideid ja nimetavad kõiki muid inimesi, kes ei ole Narvast pärit, heatahtliku põlgusega „maailma hulgusteks“. Aga kust nende jõukus ja eelised tulevad? - Ikka naistest, ikka tänu naistele! 

Vat lugu oli järgmine: sõdinud venelased rootslastega. 
Ja Vene tsaar Peeter Esimene hiilinud salakuulajana Narva. 
Aga rootslased saanud sellest teada ja hakanud teda mööda linna otsima. 
Kõik majad otsitud läbi. Peeter olnud Vesiburgi mäel, seal praeguses Rotšnevi majas. Ja kui otsijad tuppa tulnud, istunud paks laiades riietes majaemand laua taga, aga Peeter, kes siis üsna kuivetanud mees olnud, pugenud emanda riiete alla peitu. 
Otsijad käinud kogu maja läbi, aga otsitavat ei leidnud, sest emandat, kes toolil istus, polnud keegi liigutanud. Ja õhtul viidud Peeter prügikoorma sees linnast välja. 
Pärast kinkinud Peeter selle naise sugukonnale ja järglastele suured eesõigused. Nõnda sündis nõndanimetatud trägelite selts, kes oma eesõigustele, esivanematele ja jõukusele tänini veel uhked on. 

Русские войска окружили город Нарву, и Петр I тайком пробрался в город. Но шведы узнали об этом и стали искать его повсюду. Обыскали все дома. Петр находился на горе Весибург, в нынешнем доме Рочнева. Когда сыщики зашли в комнату, дородная госпожа в пышных одеждах сидела за столом, а Петр, который был тогда сухощавым, залез и скрылся под одеждами хозяйки. Сыщики прошли по всему дому, но не нашли того, кого искали, поскольку даму за столом никто не посмел сдвинуть с места. А вечером Петра в телеге с мусором вывезли из города. 
Когда после этого русские захватили город, Петр даровал своим спасителям большие привилегии: мужчины этой общины были освобождены от всех налогов и от призыва в солдаты, и кроме большого денежного вознаграждения, Петр постановил еще, что все работы по погрузке и выгрузке судов должны осуществлять только они. Тогда и возникло нарвское шведско-финское общество, или так называемый союз носильщиков, члены которого и поныне гордятся своими привилегиями, хотя уже во многом и урезанными. 
Примечание автора: эту историю я записал со слов моего дяди, потомственного носильщика (Trägel – носильщик). Правда то, что носильщики из Нарвы, финские граждане мужского пола, были освобождены от подушной подати в пользу шведского правительства, что в солдаты их брали только на 15 лет, что корабельная работа, которой в Нарве прежде было много, до сих пор является их потомственным ремеслом, что у них, в отличие от других граждан, было свое общество и свое правительство, и даже свой церковный приход, в который, правда, с течением времени было принято много других членов. Носильщики очень горды своим званием, своей потомственной свободой и своими предками. У них грубый характер, они чванливы и заносчивы. Говорят по-эстонски с финским акцентом, носят русские одежды и добродушно обзывают всех людей, которые не из Нарвы, «мировыми попрошайками». Их высокомерные выходки были замечены другими людьми. К примеру, народ рассказывает: «Когда носильщик летом во время «большой работы» идет по базару, он толкает ногой рыбину и спрашивает: «Почем сиг?». А зимой в лавке он берет селедку в руки, обсасывает текущий по пальцам рассол и спрашивает: «Почем селедки?». Настоящий носильщик ни на волос не отступает от своей грубости и заносчивости даже в повседневных мелочах. 
Всю жизнь он считает самым большим недоразумением, как может жить на свете человек, не являющийся носильщиком, или, по крайней мере, «дитем своего города». С самым жалким презрением он смотрит на «этих бродяг» эстонцев, у которых, по его мнению, меньше всего оснований жить в этом мире. 
Но у носильщиков внушает уважение их преданная любовь к своей родине. Вся его гордость происходит от того, что он родился именно на берегах Наровы, откуда добровольно никогда не уйдет. 
Я тоже давно обратил внимание, что носильщики с заметным удивлением относятся к «чужим» людям, прожившим здесь какое-то время, разбогатевшим, но все равно не желающим уезжать на «свою» землю, даже умирать. 
Правда, безжалостное колесо времени не оставило в покое большинство носильщиков. Их хваленые права мало-помалу были урезаны, законы стали всеобщими, а пару лет назад в их сообщество начали принимать посторонних людей, хотя прежде об этом никто и подумать не мог. 
Старые носильщики совершенно не хотели с этим соглашаться. Но их становится все меньше, последние отпрыски этого гордого сообщества один за другим сходят в могилу, а  молодое поколение уже едва ли различимо среди прочих эстонцев. И если вам изредка случится встретить одинокого старика, который идет с нарвской окраины в город, в фуражке с блестящим козырьком, в русской рубахе поверх широких штанов, в жилете на русский манер, и поверх всего этого в «армяке нараспашку», который смотрит с холодным спокойствием на весь этот пустой мир, где происходят какие-то неслыханные до сих пор вещи, где каждый может послать носильщиков куда подальше, - и если он вряд ли ответит на ваше приветствие, то знайте, что вы видели нарвского  носильщика. 
Но я не буду больше об этом распространяться, поскольку я, как уже сказано, сам являюсь их потомком. 


JÕHVI KIRIK 
Igaüks, kes Jõhvi kirikut ja seda kohta on näinud, kuhu kirik ehitatud, peab küll peaaegu arvama, et seal endisel ajal mõni loss olnud. Sest nii, nagu lossidel vanasti vallikraavid ümber olid kaevatud, mille jälgi tänini näha võib, nii on vanad kraavid tänaseni näha ka Jõhvi kiriku ümber. Aga tekkinud need hoopis nii:
Elanud vanal ajal elas siin praeguse Jõhvi koguduse maadel kaks kõrgest soost ja väga rikast venda. Vanem vend võtnud nõuks endale uhke lossi püsti panna, aga et tal mitu sõda ja taplust ees seisnud, palunud ta nooremat, et too ehitamise enda hooleks võtaks. Noorem vend olnud päri ja hakanudki lossi ehitama. Just sinnasamma paika, kus praegu Jõhvi kirik seisab. Juba olnud ehitus kaunis kaugel olnud, kui vanem vend sõjast tagasi tuli. Aga lossi nähes ei olnud vanem vend sellega mitte rahul olnud.

Elanud vanal ajal elas siin praeguse Jõhvi koguduse maadel kaks kõrgest soost ja väga rikast venda. Vanem vend võtnud nõuks endale uhke lossi püsti panna, aga et tal mitu sõda ja taplust ees seisnud, palunud ta nooremat, et too ehitamise enda hooleks võtaks. Noorem vend olnud päri ja hakanudki lossi ehitama. Just sinnasamma paika, kus praegu Jõhvi kirik seisab. Juba olnud ehitus kaunis kaugel olnud, kui vanem vend sõjast tagasi tuli. Aga lossi nähes ei olnud vanem vend sellega mitte rahul olnud.

Йыхвиская церковь 
Кто видел Йыхвискую церковь и то место, где она построена, вероятно, считает, что на этом месте в прежние времена был какой-то замок. Так же, как вокруг замков в древности устраивались глубокие рвы, следы которых сохраняются до сих пор, так и вокруг Йыхвиской церкви доныне видны старые рвы. 
О строительстве Йыхвиской церкви и о рвах вокруг нее существует следующее народное предание. 
В древние времена на территории нынешнего Йыхвиского прихода жили два брата, весьма знатного рода и очень богатые. У старшего брата появилось намерение построить себе cолидный замок. Но так как ему предстояли многочисленные войны и сражения, он попросил младшего, чтобы тот взял это строительство на себя. Младший брат выполнил просьбу и начал строить замок на том месте, где сейчас стоит Йыхвиская церковь. Строительство зашло уже далеко, когда старший брат вернулся с очередной битвы. Увидев результат, он остался им крепко недоволен. 
 Между ними возникла ссора. Никто не хотел уступать. В гневе старший брат напал на младшего и убил его. К сожалению, преступление уже совершилось, когда братоубийца стал испытывать сильную душевную боль. Но это уже не могло ничему помочь: был брат — и нет брата. В отчаянии возвел старший брат глаза к небу — и тут привиделся ему крест, а от него луч света как раз на возводимый замок. Видение превратило этот луч в шпиль и контуры церкви. И тогда в память об убитом брате старший решил совершить большое богоугодное дело. Он приказал сравнять с землей наполовину построенный замок и возвести на его месте прекрасную церковь. А ров, который был выкопан для замка, так и не засыпали, поэтому и сейчас он виден на подходе к церкви. 

Шедевры оперы и оперетты