Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Хроника одного перевода

Хроника одного перевода

Этот вопрос уже решен. Но для того, чтобы узнать, почему и каким образом он решился, вернемся на неделю назад. Итак, четверг, 27 февраля, и уже подтвержден первый клинический случай коронавируса (COVID-19) в Эстонии и уже сообщили, что заболевший добрался до Таллинна автобусом из Риги. Те, кто в курсе, пребывают в состоянии умеренной паники, кто-то еще в неведении, но их остается все меньше. 

Куда бежать, что делать? 
СМИ и официальные источники, с одной стороны, призывают не паниковать (пациент изолирован, его контакты установлены), с другой – панику невольно подогревают (контактов, извините, целый автобус, а до того – целый самолет на Латвию, где тоже уже зарегистрирован случай коронавируса). 
Социальные сети встают на рога, фаталистов, пофигистов и сторонников конспирологических версий на уровне «этот вирус – развод фармацевтов» по мере приближения опасности становится все меньше. И в одной из социальных сетей в медицинской группе о коронавирусе пишет, слава тебе господи, не дядя Федя с мыльного завода, а врач: 
«Департамент здоровья констатирует, что риск проникновения вируса в Эстонию высокий, но риск распространения инфекции низкий при условии принятия соответствующих мер борьбы с заболеванием. На сайте департамента размещена подробная информация для населения». Информация, поясню, как раз о мерах предосторожности: что делать, чтобы не заразиться, как это делать и как вести себя, если вы подозреваете, что заразились; приведены и ответы на самые часто встречающиеся вопросы о гриппе. 
Далее идет подробная, очень дуракоустойчивая инструкция, где что и как на сайте Департамента здоровья найти. Разъяснено идеально – так, что будет понятно любому чайнику, на уровне «нажмите сюда, откроется то-то», приведены телефоны, по которым можно звонить, ну вот просто все молодцы – и Департамент, и врач, который об этом сообщает. И – холодный душ в самом конце поста: «Информация представлена на эстонском и английском языках. Если это необходимо, мы можем перевести на русский язык, дайте знать, пожалуйста!»
Комментаторы сначала обрадовались, а потом сильно удивились. После первых двух «спасибо, доктор!» от людей мирных профессий возбудился журналист, который сообщил, что перевод на русский необходим как раз в связи с тем, что эстонского – в достаточной степени или вообще – не знают в том числе и люди, относящиеся к группе риска. (Я так понимаю, что имелись в виду представители старшего поколения.) Потом очнулись остальные и хором возопили, что Департамент здоровья мог бы и сам сделать русский перевод. 

Врачи без границ
Врач пообещал по мере возможности – прием пациентов никто не отменял – переводить и выкладывать перевод по частям, но народ безмолвствовать не желал. И хотя упреки звучали в адрес Департамента здоровья, нервы не выдержали у врача: «Вы живете в стране, которая называется «Эстония». Если хотите на русском языке – можете зайти на сайт Минздрава России и посмотреть, что есть там. Милости просим: сайт rosminzdrav.ru предлагает куцый инфолист мелкими буквами». (Вот даже не знаю, что в этой ситуации лучше: куцее мелкими буквами на понятном языке или длинное крупным шрифтом на языке непонятном. Боюсь, результаты попыток понять будут идентичны). 
Снова возник журналист: «В этой ситуации языковой вопрос должен идти побоку. Это же не предложение ништяков, а кто не понял – не получил и так ему и надо. Ну, не поймут люди. И заразятся, и перезаразят вокруг себя в том числе и носителей языка. Это кому-то надо?» Врач объяснил: «Сейчас в Департаменте людям некогда. Я предлагаю помощь, но не хочу выслушивать упреки». 
А народ тем временем постепенно расходился. Кто-то потребовал перевода сугубо медицинской информации от русскоязычных новостных порталов, что вообще является нонсенсом, поскольку мало владеть двумя языками, надо и в медицине разбираться. Кто-то вспомнил, какой язык у нас государственный. Кто-то начал хвастаться свободным владением эстонским и мериться им с другими. Кто-то написал, что перевести надо и на украинский, поскольку у нас теперь украинцев много, но немедленно встретил отпор: «А что, украинцы по-русски не понимают?» (Сравним с упоминанием о госязыке и возрадуемся.) 
И всем уже стало не до коронавируса. В итоге перевести всю информацию на русский пообещали еще несколько врачей (и перевели же!), а комментарии от греха подальше закрыли. Но в этой группе – на фоне многих других – было очень даже корректно и культурно. В других: «везде границы на проверке, не пускают всяких, а к нам эти прутся – и их пускают, надоели»; «ходите, дорогие гости, везде, заражайте нас, и чем больше, тем лучше»... Это я еще нецензурную лексику опустила. Ставлю диагноз: мы все (ну ладно, не все) больны на голову. На радость коронавирусу и прочим врагам. 

Провал репетиции
Насколько легко человечество вообще и Эстония в частности на этот раз отделаются, покажет время. Но в тот момент, когда приходит беда общая, наднациональная, абсолютно не время разбираться в вопросах вины залетных инородцев и обязанностях инородцев местных, как не место и свято соблюдать Закон о языке: необходимо сразу же, моментально, информировать население всеми возможными средствами по всем каналам и на всех возможных языках одновременно. (Смогли же к Дню независимости перевести на уйму языков Обращение к народам Эстонии, что имело смысл исключительно символический.) 
Причем английский здесь, уж извините, приоритета не имеет, поскольку наши англоязычные братья, которых здесь значительно меньше, чем кого-либо еще, в массе своей читают иные сайты и порталы, где тоже есть информация о коронавирусе. И Департамент здоровья, в адрес которого полетели вопросы и запросы, в воскресенье таки опубликовал на своей странице русский вариант, в основу которого лег перевод наших врачей, но если бы это был не коронавирус, а что-то похуже, например, чума? Если рассматривать то, что произошло, как репетицию действий в случае моментально распространяющейся инфекции, то это была даже не репетиция, а первая читка. 
Отсутствие информации на русском языке на сайте Департамента здоровья в таких случаях плохо не только само по себе: это опасный признак отсутствия элементарного здравого смысла. Никакой закон не должен влиять на распространение информации об угрозе и способах ее избежать, никакая занятость не может служить оправданием, и это должен понимать даже самый яростный поборник эстонского языка: вирус о национальности не спросит, ему все равно, «за белых» ты или «за красных». И сообщения на самых разных языках помогут избежать не только необоснованной паники, на которую сетуют врачи, но и вспышек агрессии по отношению к тем, кто нас якобы заражает. 
А вот объявления вроде «дадим сто евро любому, кто придет к нам завтра» – пожалуйста, пусть будут только на государственном языке. И тогда каждый поймет, что знать его полезно. Но для этого мы – как минимум – должны выжить. 
 
Аглая ВОРОНЦОВА
Инфопресс №10 (2020 г.)

Возврат к списку