Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Особенные

Особенные

Хотя в начале года тема планируемой постройки в Силламяэ закрытого учреждения для лиц с расстройствами психики, или с особыми психическими потребностями,  вроде бы начала поднимать «градус» местного общественного мнения, на организованную местным молодёжным центром встречу с инициаторами стройки пришло не так много народу. Кроме того, недовольство части горожан уже вряд ли принципиально изменит ситуацию.

Принадлежащее государству АО «Хоолекандетеэнусед» («Попечительские услуги») собирается построить в Силламяэ к апрелю 2021 года новое здание, в котором будут жить в закрытом режиме лица с расстройствами психики, направленные на получение соответствующей социальной услуги решением суда. Специнтернат должен появиться на территории силламяэского больничного городка, который находится на западной окраине Силламяэ и отстоит от ближайших жилых кварталов примерно на 700 метров. В этом т.н. сангородке «Хоолекандетеэнусед» («ХКТ») уже занимает три здания, в которых ведёт свою деятельность.
В январе-феврале на сайте местного молодёжного центра был проведён интернет-опрос на тему поддержки появления в Силламяэ нового объекта, примерно 70 процентов проголосовавших в нём ответили «нет», однако опрос, как признал в масс-медиа его инициатор, руководитель молодёжного центра и депутат городского собрания Игорь Малышев, ставил цель не воспрепятствовать строительству, а лишь выяснить мнение жителей - правда, в условиях, когда городская управа провела недостаточно предварительной разъяснительной работы по этой теме. Для восполнения этого недостатка и была организована встреча в начале марта.

Почему в Силламяэ?
Один из главных вопросов противников появления в городе закрытого учреждения для людей с особыми психическими потребностями: почему вообще для этой цели выбрали Силламяэ? Тем более, Силламяэ переживает не лучшие времена, а тут для потенциальных инвесторов и желающих поселиться возникает скорее отпугивающий аргумент, мол, а-а, это город, в котором есть «такое» заведение.
- В Силламяэ мы действуем с 1997 года. Эта услуга здесь развита, в городе есть инфраструктура, которую наши клиенты могут посещать, у нас хорошая совместная работа с местным самоуправлением, да и жители города очень адекватно и с пониманием относятся к нашему присутствию, здесь также нет и проблемы с персоналом, - объяснила региональный руководитель «Хоолекандетеэнусед» Моника Феофанова. 
Из её пояснений на публичной части встречи и в комментариях специально для «Инфоринга» становится понятно, что в Силламяэ и Вирумаа в целом действительно у «ХКТ» уже существует целая сеть услуг и психически нездоровые люди на закрытом режиме реабилитации - лишь часть клиентуры.
Так, в Силламяэ сейчас есть 10 горожан с душевными, то есть врождёнными, или психическими, то есть приобретёнными, заболеваниями, которые фактически живут в обычных квартирах по всему городу. АО «ХКТ» лишь помогает им в повседневной жизни, но во многом они справляются с ней самостоятельно, в том числе даже работают. Эта услуга или вид реабилитации называется «проживание в общественной среде».
Силламяэ по числу «проживающих в обществе» - в регионе далеко не лидер. По словам Феофановой, сейчас в Йыхви по квартирам в городе рассредоточены 30 клиентов данной услуги, в Кунда - 20, в Раквере - 20, в Тапа - 30.
- Потребность везде в этом ещё больше, - отметила руководитель социального учреждения.
Вторая категория клиентов - лица с психическими особенностями, которые по решению социального департамента помещаются в специализированные дома, но могут в течение дня выходить из них («круглосуточная услуга открытого типа»). В сангородке Силламяэ таковых сейчас 78, но осенью этого года восемь должны переехать в строящееся для них общежитие в кохтла-ярвеском микрорайоне Таммику.
- В Нарве спор возник именно вокруг размещения этой категории наших клиентов, - прокомментировала Феофанова тоже ставшую в последние месяцы громкой нарвскую историю, в которой совсем недавно дело дошло до городского опроса по выбору места для постройки спецдома на 24 жильца.
Третья группа лиц с психическими расстройствами - это и есть, собственно, те, для кого планируется силламяэская новостройка. Эти люди будут получать уже круглосуточную услугу закрытого типа по решению суда, то есть в свободе передвижения за пределы учреждения будут ограничены.
- Эта услуга на территории сангородка Силламяэ уже действует с февраля прошлого года, её получают сейчас 12 человек, а с постройкой нового дома их число будет доведено до 30-ти. За год работы ни одного случая побега или нападения на посторонних, связанного с ними, не было, - заверила Феофанова.
Наряду с «городом свежих ветров» круглосуточная услуга в доме закрытого типа будет также в Таллинне и в Вильянди.

Безопасность обещана
На встрече с горожанами Моника Феофанова призвала не пугаться понятия «решение суда». В данном случае речь идёт не об убийцах и прочих преступниках - те содержатся в тюрьмах, а о людях, которые из-за заболеваний или травм становятся опасными прежде всего для самих себя, если останутся со своим расстройством один на один. Поэтому суд и принимает решение об их реабилитации в закрытом режиме в течение года, после чего специалисты дадут заключение о возможности или невозможности дальнейших  послаблений режима.
Во время пребывания на реабилитации этот контингент не сможет самостоятельно выйти ни в город, ни даже на огороженную территорию учреждения, подчеркнула заведующая. 
- Все меры безопасности, все риски учтены. Непробиваемые стёкла, закрытые двери, забор. Мы знаем, кому можно покидать территорию, кому нельзя. Выход в город - только с нашим работником (в комментарии для «ИР» собеседница добавила, что одного клиента должны сопровождать даже двое сотрудников. - прим. авт.), - попыталась успокоить общественность Феофанова. 
На вопрос, справится ли персонал, если у подопечного случится обострение, она ответила, что кадры проходят специальную подготовку, подобную обучению охранников, и на этой работе не будет хрупких девочек. На три десятка клиентов закрытого силламяэского заведения будет приходиться более тридцати сотрудников, включая соцработников, психологов, работников кухни, добавила Феофанова «ИР». Материальный ущерб, который нездоровые люди могут причинить своим поведением, они покрывают сами, поскольку у них имеются пенсии и опекуны. 
Если «проживающие в обществе» являются жителями того самоуправления, в котором они находятся, то получающие круглосуточную услугу в специализированном доме могут быть направлены в него и из других мест республики, но расселять их и прописывать по Силламяэ, как предполагают некоторые силламяэсцы, «Хоолекандетеэнусед» не собирается, говорилось на встрече. 

«Кто подумает о детях?»
Читатель уже понял, что получатели как открытой, так и закрытой круглосуточной услуги на территории города бывают. В том числе речь идёт о работе части клиентуры в аффилированном с «Хоолекандетеэнусед» целевом учреждении «Хеа Хоог», которое на территории бывшего детского сада в Силламяэ изготавливает на продажу различные мелкие изделия.
По словам критиков развития на территории города услуги для психически нездоровых, передвигающиеся по городским кварталам клиенты «Хоолекандетеэнусед» не так уж и безобидны.
- Дети часто говорят, что им бывает страшно по пути из школы, потому что там ходят люди неадекватного поведения. Ведь если те что-то сделают, то им ничего за это не будет, - возмущён пенсионер Олег Цупсман.
Ему возразили, что право на жизнь есть у всех, болезнь не спрашивает, к кому приходить, мы уже привыкли к инвалидам-колясочникам, поэтому не надо драматизировать ситуацию и в данном случае. Горожанин остался при своём:
- Если хотите создавать для них «общество», создавайте его где-то в изолированном месте и толерантствуйте, сколько душе угодно. Но меня и моих детей туда тащить не надо.
Идею об «изолированных местах» представители социального АО отвергли: смысл нынешней политики в этой области как раз в обратном - уходить от больших, на несколько сот пациентов, домов «на острове» в сторону, насколько возможно, социализации их обитателей.
Горожанина Алексея Цмыха тоже волнует детское измерение проблемы.
- При моих детях в магазине один из ваших клиентов взял и снял штаны. Как мне оградить своего ребёнка от этого? Есть ли риск, что таких случаев станет больше?
По словам Моники Феофановой, в таких случаях можно объяснить ребёнку, что это нехорошо, можно сообщить в сам социальный дом, наконец, вызвать полицию. Эксгибиционизмом страдает лишь один из обитателей силламяэского филиала «Хоолекандетеэнусед». С другой стороны, социализация нездоровых и подразумевает, что они тоже должны перенимать нормальный образ жизни. «Но не ценой же моих детей», - возразил Алексей, добавив с горечью, что силламяэсцев призывают к терпимости люди, которые сами в городе не живут.
Пресс-секретарь «ХКТ» Катрин Пяргмяэ привела пример, по её мнению, двойных стандартов. В Тарту, где она живёт, студенты, выпив пива, иногда справляют малую нужду прямо в парке. Обыватели к этому относятся как к чему-то забавному - дескать, смотри-ка, как чудят ребята. Если же что-то подобное сделают люди психически нездоровые - начинается возмущение. Детям действительно в любом случае надо объяснить, что так поступать нельзя.

Чем ещё переубедить недовольных?
На этот вопрос «Инфоринга» Моника Феофанова ответила, что их учреждение открыто для контактов, в том числе со школами, школами по интересам и дошкольными учреждениями. Критиков на встрече она пригласила посетить дом попечения.
Решение построить в Силламяэ новое здание для получателей услуги закрытого типа вообще-то было принято ещё в 2015 году, и никакой тайны в этом не было, напомнила она, просто несколько лет ждали, пока откроются новые европейские фонды. В новостройку планируется инвестировать 2 миллиона евро, что будет означать для Силламяэ и благоустройство части бывшего больничного городка, и дополнительные рабочие места.
- Сегодня в Силламяэ у нас 29 работников, из которых 26 - жители города, к ним добавятся ещё около 20-ти. В приоритете именно силламяэсцы, так как работа посменная и не всем удобно добираться из других городов. Зарплата в новом доме начинается с 1110 евро, - рассказала руководитель, добавив, что высшего языкового уровня от претендентов не требуется, главное - готовность обучаться и становиться профессионалом и что в учреждении работают и обладатели российского гражданства. Появления нового объекта с расчётом на получение работы в нём ждёт много людей.
В середине февраля городское управление Силламяэ выдало акционерному обществу «Хоолекандетеэнусед» и фирме «Инфрагейт» разрешение на строительство по адресу Тервисе, 17 здания для дома по спецпопечению. К сожалению или к счастью, но этот «поезд» уже «пошёл» и его сегодня не остановить, считает Феофанова. 

Алексей СТАРКОВ
Фото предоставлено со стороны «ХКТ»:
Эскиз будущего дома для людей с психическими расстройствами в Силламяэ.
Инфопресс №11 (2020 г.)

С диагнозом - десятки тысяч

«Инфоринг» задал несколько вопросов побывавшим в Силламяэ представителям АО «Хоолекандетеэнусед»: пресс-представителю Катрин Пяргмяэ и директору по недвижимости Карлу Мянду.

- Сколько всего сегодня по Эстонии в учреждениях «Хоолекандетеэнусед» пациентов с психическими особенностями и отклонениями?
К.П.: Во-первых, у нас нет «пациентов», пациенты в больницах, у нас все - клиенты. Всего у нас примерно 1800 человек, из которых 1200 уже живут в общественной среде. Это значит - в городах, в деревнях, среди других людей. А 600 ещё находятся в старых больших домах по уходу, упрятанных от чужих глаз. Они ждут своей очереди на переезд в качественные и удобные, человеческие условия проживания. 
- Каков средний возраст ваших клиентов?
К.М.: Наши клиенты - люди трудоспособного возраста, с 18-ти лет до пенсионного. Это активные люди, которые вместо того, чтобы жить где-то в «лесной сторожке», могли бы ходить на работу и приносить какую-то пользу. И они этого хотят. 
- Кого больше - людей в возрасте или молодёжи?
К.П.: По-моему, средний возраст - около 40-50-ти. Больше тех, кто постарше, но представлены все возрасты. 
- Это люди, у которых психические проблемы с детства, или они их приобретают?
К.М.: И те, и другие. В широком плане, есть две группы: одни с душевными недостатками, кто таким и родился, а другие - имеют проблемы с психикой, которые у них возникли уже в жизни по разным причинам: переработка, драматическое событие, потеря близких, травма, алкоголь или другие факторы. 
- Есть ли тенденция к тому, что ваших клиентов за последние годы становится больше? 
К.М.: Ситуация всё же стабильная.
К.П.: В общем, душевное здоровье (и мы говорим не только о наших клиентах) - стресс, депрессия, выгорание - это проблема, которая доставляет западному миру много тревог. То есть проблем с душевным здоровьем всё больше. Но ведь большинство из этих людей - вовсе не наши клиенты. Большинство живёт со своими стрессами, выгоранием у себя дома. 
К.М.: На самом деле, тех, кто имеет психиатрический диагноз, в Эстонии 55 тысяч человек. Примерно 4 процента населения Эстонии! Из них только 1800 получают услуги у нас. Всего же в Эстонии такие услуги представляют ещё 160 фирм, НКО и т.д.
К.П.: Из этих 55-ти тысяч получают социальную услугу в том или ином месте примерно 10 тысяч.
- Как попадают в ваше учреждение?
К.П.: Когда люди понимают, что не справляются со своими проблемами, они обращаются в департамент социального страхования, который оценивает их потребность в помощи и её объёме, в том числе нужна ли в данном случае услуга круглосуточная. Преимущественно люди попадают в такие учреждения через социальный департамент. 
- В скольких местах по всей Эстонии АО «Хоолекандетеэнусед» представлено?
К.М.: В 28-ми самоуправлениях есть 56 различных  подразделений, оказывающих услуги. Например, в Силламяэ был вопрос - почему мы купили здесь три квартиры для поселения наших людей? На самом деле, у нас по всей Эстонии около 80 таких квартир, где наши клиенты живут по соседству с другими людьми. 
- Во всех 28-ми самоуправлениях живут только клиенты из местных?
К.П.: В принципе - местные. Но если, например, я заболею, то могу выбирать - хочу ли я себе место в том или другом городе. Поскольку я сама из Тарту, то я, очевидно, и выберу Тарту. Но нельзя исключать, что кто-то скажет: а я хочу из Таллинна уехать в маленькое местечко, например, в Отепя.
К.М.: Поначалу возможность получить услугу была в очень малом количестве мест. Были большие дома по уходу - например, сааремааский был самым большим в Прибалтике, там ещё несколько лет назад находилось 370 человек, а в худшие времена и все 500. И если у нарвитянина возникала проблема, то возможность её решить была на Сааремаа, но это ведь уже определённое насилие в отношении человека.
- В других местах, где представлено ваше учреждение, есть ли проблемы с местным населением: «не хотим такого соседства» и т.п.?
К.П.: Да, есть. Но вопросы и проблемы преимущественно возникают всё-таки до строительства. Там, где наши клиенты уже не в новинку, население привыкает. Скорее всего, пугаются того, чего не знают, страхи идут из предубеждений. 
- Какие именно проблемы самые острые? 
К.М.: Проблемы или вопросы возникают везде, где мы приходим и говорим, что хотим строить. Как Катрин сказала, причина: люди не знают, что их ожидает, и на всякий случай бывают против. Например, в Пярну, где мы построили свой дом рядом с другим многоквартирным домом и где соседи поначалу протестовали, писали в управу, теперь, год спустя, они говорят: да ничего, дом как дом, обычные жители, живут нормально, тихо, никаких проблем. 
Противятся потому, что считают: «дом по уходу» - это какое-то большое строение на несколько сот человек, а мы-то строим их человек на 20-30. Это как один класс в школе. Они живут маленькими семьями, так о них гораздо лучше заботиться.
- Были ли ситуации, когда из-за позиции местных жителей вам приходилось отказываться от развития своих услуг в каком-то городе? 
К.М.: Да. В Колга-Яани мы начинали детальную планировку, но она даже не дошла до принятия. Почему мы так сделали? Управа Колга-Яани изначально сама просила, чтобы мы туда пришли. Но этот населённый пункт очень маленький, а мы скорее заинтересованы приходить в более крупные общины, где больше услуг; это и была главная причина, почему мы решили: «если здесь не хотят, значит, уйдём». 
- А что ещё, кроме названного, может заставить вас отказаться от своего намерения?
К.М.: На самом деле, мы не видим ни одной причины, почему мы должны отказываться. 
- А если люди начнут собирать подписи, требовать референдума?
К.П.: Статья 12 конституции Эстонии говорит, что у всех людей, несмотря на их особые потребности, пол, язык, есть право выбирать себе место жительства и право жить в обществе; сосед не может на это сказать, будешь ты моим соседом или нет. Ну, предположим, у меня в центре Таллинна был бы дом с курами и мой сосед начал бы собирать подписи, что ему это не нравится, пусть убирается. Здесь единственный путь - с соседом договориться, а уезжать из-за того, что у меня куры, я не обязана. Точно так же если у кого-то особые потребности, это никак не причина человека выгонять. 
- Вы упомянули Пярну. А в таких городах, как Таллинн и Тарту, ваше учреждение тоже есть?
К.М.: Есть. В Таллинне у нас сегодня четыре небольших дома по четыре квартиры, где все жильцы - люди с особыми потребностями, они находятся в Ласнамяэ, Мустамяэ, Копли, и скоро начинаем строить ещё один. Вдобавок у нас в Таллинне 60 человек, которые живут по квартирам в Ыйсмяэ и Ласнамяэ. В Тарту мы ещё не дошли до того, чтобы строить свои дома, но там у нас есть маленький частный дом с клиентами, он находится рядом с квартирными домами и детским садом. Кроме того, у нас около 50 человек, живущих по городу в разных квартирах.


Возврат к списку