Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Прошлое нашего будущего

Прошлое нашего будущего

В минувшую субботу они наконец встретились лицом к лицу - автор романа о Силламяэ и представители того поколения, о котором он написан, а также представители более молодых поколений силламяэсцев. Мнения о романе были разными, поэтому встреча получилась нескучной. Горожане также узнали, что их город, за последнее время уже побывавший фоном и массовкой для нескольких кинолент, с большой степенью вероятности может сыграть наконец и самого себя, ведь роман «Уран», который ввёл Силламяэ в дискурс настоящей большой литературы, предполагается и экранизировать.
 
Роман «Уран» написан петербургской писательницей и сценаристом Ольгой Погодиной-Кузминой, его презентация с августа прошла уже во многих местах и, наконец, состоялась в Силламяэ - городе, где сюжет в основном и разворачивается. События «Урана» происходят в 1953 году и показаны как бы в нескольких плоскостях: расположенный на берегу залива секретный комбинат обогащает радиоактивное сырьё, рядом строится новый город, в округе сидят «лесные братья», чекисты и милиция ловят таинственного убийцу и пытаются вычислить диверсанта на заводе, у зеков из соседнего лагеря зреет бунт, простые и начальственные горожане верят в светлое будущее, бьются с проблемами дня сегодняшнего и страдают от любви - и всё это вписано в гигантский стратегический проект создания атомного щита для будущего огромной страны, вокруг которой плетут свои козни западные недруги.
Автор рассказала на встрече с силламяэсцами в городской библиотеке, что к созданию романа её подтолкнули несколько моментов. Ольга Погодина-Кузмина довольно часто бывает в Силламяэ, в числе первостроителей которого был и брат её прадеда - Михаил Погодин, и любит этот город. Советский атомный проект, частью которого был Силламяэ, сегодня - предмет большого интереса в России. На человеческом уровне, это было время героических усилий, вызывающих чувство уважения и желание осмыслить их, в том числе и как мостик в день сегодняшний. К тому же силламяэсцы и сами сохранили память о своей истории, сконцентрировав её в местном музее, хранитель которого Александр Пополитов своими рассказами вдохновил писательницу.
Погодина-Кузмина добавила, что изучала и другие исторические источники - рассекреченные на сайте Библиотеки конгресса США архивы ЦРУ и изданные в России следственные материалы по «лесным братьям».
- Особых секретов донесения разведчиков не содержали, но они описывали, как тут идёт жизнь, сколько специалистов приехало, сколько товаров привезли, каковы настроения в обществе. Кое-что я использовала и в книге. Интересный документ - американский план психологической обработки советского населения после смерти Сталина. Я не придумала эти документы, они существуют в открытом доступе, - сказала Ольга. 
Что касается «лесных братьев», то российские материалы, по словам писательницы, содержат достаточно хорошие подсчёты масштабов этого сопротивленческого движения, базу для которого заложили отступавшие немецкие части и в которое люди уходили отчасти потому, что во время войны с немцами же и сотрудничали. В романе в этой связи упоминается небезызвестный нацистский концлагерь в Клоога. Погодина-Кузмина добавила, что лагерей этих было больше и держали в них рабочую силу для строительства укреплённой линии «Танненберг», на которой немцы надеялись устоять перед натиском Красной армии, а потом узников стали уничтожать, но клоогаские улики скрыть не удалось и они дошли до нюрнбергского трибунала. Поэтому сказать, что «всё это НКВД подделал», не получится.
Тем не менее, правда выведенных в романе «лесных братьев» тоже должна быть услышана, как и правда остальных героев того сложного времени, находит Ольга Погодина-Кузмина.
В одной из российских рецензий на роман «Уран» нарисованная в нём картина оценивается даже в ещё более масштабном контексте отечественной истории, чем просто выживание страны в жёстком послевоенном мире. «…1953 год вполне рифмуется с другим важным событием пятисотлетней давности для русской цивилизации - с годом паде­ния Константинополя. С того момента Древняя Русь постепенно начала перени­мать эстафету имперского пути, а через пятьсот лет начала свёртывать…», - полагает рецензент. Дискуссия в Силламяэ показала, что и в таком мегаисторическом прочтении есть смысл.
 
«Отказались от советского проекта» 
«Уран» понравился не всем силламяэсцам. Так, одна из старожилов сказала на встрече, что считает сцену, где директор секретного комбината, замученный внутренними переживаниями, овладевает чужой женщиной прямо на полу кабинета, написана на потребу дня и возмутительна, а рассказ о череде пожаров и взрывов в строящемся городе рождён в больной голове.
- Думаю, «Букера» вы за книгу не получите, - заключила она.
Местный журналист Николай Клочков назвал роман «опусом» и «компиляцией», указав на недопустимость, по его мнению, вольготного обращения с реальными местами и людьми:
- Я бы слова не сказал, если бы в этом романе был выведен город N. Но там ведь всё указывает именно на Силламяэ, пусть даже он и не назван. И директор завода, пусть и под другой фамилией, остаётся для людей, знавших его, величиной.
Ветеран силламяэского завода Марина Боржицкая считает, что к бывшим закрытым городам сейчас действительно проснулся интерес и важно, как эту тему, этот период истории поймёт молодежь, пока же под влиянием СМИ и литературы здесь преобладают стереотипы «чуть ли не сплошного ГУЛАГа».
Роман, правда, прочитали ещё не все пришедшие на встречу с автором. Тем не менее кто-то, послушав критику, априори пришёл к убеждению, что и прочитав, всё равно не согласится с писательским взглядом. А вот силламяэсец Владимир Горохов, наоборот, прочитанное похвалил.
- Я прекрасно понимаю, что это художественное произведение, где много вымысла. Для меня ожидаема и понятна реакция старшего поколения. Но то, что Силламяэ вышел на сцену большой российской литературы, хорошо. Хорошо и то, что дела первого директора силламяэского комбината, по чьёму имени сейчас даже «Гугл» мало что выдаёт, будут увековечены через литературу, - Горохов тоже уверен, что это нужно прежде всего молодёжи.
Директор уранового комбината в «Уране» носит имя Арсения Гакова. Директором реального силламяэского уранового предприятия в 50-х годах был Фёдор Гуков, в честь которого на доме, где он жил, несколько лет назад установили памятную доску. Дочь Фёдора Яковлевича Наталья Екимова тоже заглянула на презентацию романа. Она поблагодарила аудиторию за память об отце и получила от автора экземпляр романа: произведение она ещё не читала.
Поблагодарив и тех, кто хвалил, и тех, кто критиковал роман, Ольга Погодина-Кузмина призвала не искать в его героях буквальных соответствий с реальными людьми, поскольку персонажи носят собирательный характер, а если изображать каждого только в идеальном свете, то они просто перестанут быть живыми. 
- Я не ставила себе задачей полить грязью или обелить то время. Без проявленного тогда огромного напряжения сил не было бы ни сегодняшней России, ни Прибалтики. Атомный проект стал основой и для полётов в космос, так что это заслуга не Хрущёва, а Сталина. Важно также понять, как современный человек вырос из того мира и почему мы вообще отказались от советского проекта, - пояснила гостья.
- Мы не отказались! - мгновенно вскинулись в зале. - Это было решение трёх небезызвестных политиков…
- Если бы с этими решениями не согласился народ, всё это и не состоялось бы. А народ почему-то согласился, не воспрепятствовал, - возразила писательница.
- Народ имеет право ошибаться, - развела руками аудитория.
 
Ответ «Чернобылю»?
Ольга Погодина-Кузмина подтвердила, что, скорее всего, роман «Уран» будет экранизирован.
- Это совершенно реально. У нас уже ведутся конкретные переговоры, есть интерес к этой теме, к этому сюжету со стороны одной довольно крупной продюсерской компании. Сейчас мы обсуждаем, будет ли это полнометражное кино или сериал. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы это был развёрнутый сериал, - добавила она специально для нашего издания. На счету собеседницы уже несколько лент, снятых по её сценариям.
Пришедшие на встречу попросили, чтобы при съёмках учли замечания старожилов и показали лучшие качества людей, создававших комбинат и город. Короче, чтобы хоть российские кинематографисты не подвели и не сняли очередную «чернуху», в которых Силламяэ за последние годы уже успел поиграть.
Погодина-Кузмина сказала газете, что кино постараются снять хорошее, но противоречивости эпохи и героев в нём избегать не станут.
- Сейчас есть такой фильм-референс, как «Чернобыль». К нему по-разному относятся, но, как бы то ни было, там действительно показана трагедия и есть симпатии к людям. Будем пытаться снять столь же масштабную и интересную ленту о людях, готовых отдать свои жизни за идею.
Снимется ли в фильме, по сути, о самом себе сам город? Ведь на роль Петрозаводска 30-х для западного зрителя кварталы конца 50-х, может, и сгодились, а отечественному зрителю показывать в кино о 1953 годе дома с пластиковыми окнами не станешь… По словам собеседницы, проведение съёмок в Силламяэ во многом зависит от выбора режиссёра, но она лично очень хочет, чтобы такие съёмки, хотя бы знаковых мест, состоялись.
- Буду это лоббировать, - обещала она, поблагодарив «Инфопресс» за идею, которая позволила бы запечатлеть в историческом фильме даже современный город: добавить в сценарии к сюжету романа небольшой тематический блок из современности. 
Учитывая богатую культурную историю побережья Нарвского залива, интересуемся у Ольги Погодиной-Кузминой - нет ли у неё желания и планов написать и о других значимых для отечественной истории событиях и людях, связанных с этими краями? Писательница ответила, что, поскольку её двоюродным прадедом является известный поэт Серебряного века Михаил Кузмин, ей уже не раз предлагали написать что-то о нём и, может быть, этот сгусток - Серебряный век, Кузмин, Северянин, Усть-Нарва - удастся воплотить в художественной форме.
- А судьба купцов Елисеевых - это же вообще чисто киношная история, - заметила она.
…Силламяэ, когда-то припеваючи живший атомным производством, долгие годы потом искал своё новое лицо, свою нишу. Вроде бы второе дыхание городу придал порт, но из-за политических перипетий дыхание это стало прерывистым. Попытки стать «меккой» для туристов, рвущихся посмотреть на сталинские дома, ощутимых успехов не приносят. Есть, правда, на углу этой маркетинговой грядки ещё одно иногда поливаемое растеньице - миф о Силламяэ как о «таинственном городе» или своего рода сундуке с сокровищами. Как знать, если через большую литературу и кинематограф миф о Силламяэ завоюет миллионы читателей и зрителей, может быть, именно это прошлое ещё раз даст городу реальный шанс на успешное будущее?
 
Алексей СТАРКОВ
Фото автора:
Дочь Федора Гукова петербурженка Наталья Екимова поблагодарила за память об отце. 
Ольга Погодина-Кузмина на фото справа.
Инфопресс №44 (2019 г.)
 


Возврат к списку