Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Дела у центра социальной адаптации не задались и в Силламяэ

Дела у центра социальной адаптации не задались и в Силламяэ

НКО «Опорный центр социальной адаптации», которое год назад попало на страницы масс-медиа из-за жалоб и проверок условий работы в нём инвалидов, сейчас находится в состоянии трудового спора с десятком своих бывших работников и в Силламяэ.
 
«ИП» известно не менее чем о восьми заявлениях, которые люди, работавшие в силламяэском филиале «Опорного центра социальной адаптации» (ОЦСА), подали против своего уже бывшего работодателя в комиссию по трудовым спорам. Четыре из них КТС должна была рассмотреть по существу 10 июля, но вынуждена была процедуру отложить, до 2 октября, когда будет разбираться и заявление ещё одной работницы. Три заявления ждут рассмотрения 4 сентября.
В большинстве случаев люди требуют изменить формулировки их увольнения - установить, что выдвинутое работодателем основание «игнорирование распоряжений работодателя и нарушение трудовых обязанностей работником» было ничтожно, а также взыскать с работодателя те или иные неполученные деньги. В одном случае речь о том, что работник желал расторгнуть договор из-за нарушения работодателем обязательства по оплате труда, но работодатель на такое расторжение не пошёл. Еще один бывший труженик требует выплаты за переработку.
Бросается в глаза, что денежные требования в основном измеряются не такими уж большими суммами: люди были заняты на этом социальном предприятии далеко не полный рабочий день, а лишь по нескольку часов.
 
В трудной атмосфере
В канун Янова дня корреспондент «ИП» встретился в Силламяэ с тремя заявительницами - Марией Таратухиной, Александрой Марченко и Екатериной Намитовой. Беседовали в здании на Геологической, 18, где действовал силламяэский цех «Опорного центра», но - не в самом цеху. Там всё закрыто, и даже ручка из дверей вынута, говорят женщины. 
По словам собеседниц, в прошлом году в силламяэском отделении работали человек 60-70, большинство из которых были инвалидами и проходящими адаптационные программы безработными, но во втором полугодии 2017 года число работников стало снижаться, после Нового года их осталось уже около 20-ти, а потом и того меньше. Работой была шлифовка простых деревянных деталей, и люди действительно получали мало, хотя желали делать и получать больше, но работодатель на это не шёл, а причину женщины видят в том, что не было нормального сбыта, «всё шло на склад». Большинство работников подписывало ухудшавшие их положение документы, не понимая текстов на эстонском, также бывали и задержки с выплатами заработанного, и вынужденные отпуска, добавляют работницы. 
- По бумагам, я проходила у них как простой рабочий, хотя фактически отвечала за раздачу, приёмку и контроль, то есть работала как мастер. Договор был 4-часовой, фактически работала восемь, отсюда и переработка, оплату которой я требую, - объясняет Таратухина. 
Женщины рассказали также, что с прошлого года хозяева стали работников и вовсе выживать - кого вынуждая уйти, как говорится, по собственному («ездили даже по домам, вылавливали в магазинах»), а с более строптивыми прибегая к увольнениям под предлогами нарушений, каковые работницы называют не иначе как использованием «левых статей». Так, Марченко и Намитова написали заявления об уходе из-за невыполнения работодателем своих обязанностей, а получили увольнения по «виновным» статьям.
- Если мы с Катей уволимся на наших основаниях, работодатель должен будет вернуть субсидии /государству/, а если человек уволен за нарушения - то это «волчий билет» на будущее, - такой видит подоплёку и последствия Александра Марченко.
О «климате» в силламяэском филиале красноречиво говорит такая деталь: женщины запаслись различными фотографиями, сканами с смс-переписки и аудиозаписями. Работодатель, впрочем, во время беседы с газетчиком тоже даёт прослушать одну запись.
 
Надеются на рестарт
В этой записи слышно, как работодатель говорит Марии Таратухиной, чтобы выходила на работу, а женщина требует, чтобы сначала были решены проблемы с оплатой её переработки.
По словам члена правления НКО «Опорный центр социальной адаптации» Александра Сикута, 13 июня препятствий для её выхода не было, помещение в Силламяэ было открыто, но Таратухина не выходила, хотя ни отпуска, ни отгулов, ни больничного у неё не было. Что же касается переработок, то Александр и второй член правления Виталий Балычев утверждают, что Марию никто дополнительными обязанностями не грузил и находиться на работе дольше четырёх часов не заставлял, это, дескать, была её добрая воля. Во всяком случае, «что было оговорено - она получала».
- Сроки выплаты заработков людям соблюдались, задержки если и бывали, то на два-три дня, а не месяц. Это происходило из-за того, что надо было всё сверить и перечислить правильно, ещё одного работника для этой цели мы не брали, экономили, - пояснили Сикут и Балычев.
Обвинения в том, что работников заставляли подписывать ухудшающие изменения в трудовых соглашениях и оказывали давление с целью увольнения, оба отрицают и называют абсурдными. Один на один никогда с работником не общались, всегда было и третье лицо, говорят члены правления. Правда, этим третьим, как выясняется в ходе уточняющих вопросов, если не всегда, то часто был представитель администрации предприятия…
В разговоре с корреспондентом Александр и Виталий ведут себя не «атакующе». Они не отрицают, что допускали ошибки, но подчёркивают, что их постоянно проверяли - например, инспекция по труду - и выявленные недочёты исправлялись, ну а с нынешними трудовыми спорами пусть разберётся КТС. Собеседники сетуют, что вот, мол, хорошее дело начали («это была наша частная инициатива как социальных предпринимателей, отличная социальная бизнес-идея»), а сами стали жертвой разных обстоятельств. Например, сбыт упал после того, как в прошлом году вышли критические статьи в прессе. Контингент работников оказался сложным: часть просто не хотела работать, поскольку привыкла к пособиям, а это своё нежелание прячет под наговорами на работодателя. Но, что самое интересное, оба уверяют, что готовы подобную работу организовать снова и добиться-таки в ней успеха, так что кто-то ещё и извиняться потом перед ними будет.
Александр Сикут даёт понять, что для него странна в этой истории роль профсоюза. В январе текущего года на силламяэском участке была создана ячейка, входящая в профсоюз химиков. Сикуту не нравится, что о подготовительных шагах по её созданию работодателя не предупредили, а поставили перед фактом, а дальше-де профсоюз и вовсе стал ставить палки в колёса: то требовать, чтобы работники прошли медосмотр не там, где наметила администрация, то научил людей документы не подписывать - словом, «пошёл эмоциональный дисбаланс».
 
«В одной руке три арбуза»
Председатель правления профсоюза химиков Юлия Леонтьева говорит, что ей тоже странно слышать позицию работодателя о необходимости согласовывать создание профсоюза. Профсоюз и работники должны просто проинформировать работодателя о том, что профсоюзная организация создана, что и было сделано. Силламяэсцы случайно пересеклись с Леонтьевой ещё в прошлом году, взяли визитку, а когда через несколько месяцев проблемы у них обострились, сами обратились в профсоюз за помощью. Адресов медосмотра работников профессиональное объединение никому не навязывало, а по другим серьёзным вопросам работодателя действительно теребило. Так, 16 марта состоялось совместное собрание, на котором договорились, что руководство «Опорного центра» предоставит работникам расчётные листки по их заработкам, наведёт порядок с отпусками и их оплатой, ознакомит людей с анализом рисков на рабочем месте и т.п. В апреле профсоюз вынужден был напомнить, что данное соглашение работодателем не выполняется. По данным Юлии Леонтьевой на 10 июля, от работодателя информации о сделанном так и не поступило.
- Идея создания предприятий, которые адаптируют людей с ограниченными возможностями, нужная, но в данном случае не была просчитана бизнес-стратегия, - говорит она, сравнивая поведение работодателя с попыткой удержать в одной руке три арбуза. 
Виталий Балычев, который не скрывает, что ведёт разные виды бизнеса, в ответ на это упрекает профсоюзного босса - мол, разве она предприниматель, что она сделала, кроме как «доставать» работодателя?! «Я вас учила закон уважать», - возражает Леонтьева…
Разговор идёт на крыльце трудовой инспекции, где только что закончилось заседание КТС по четырём силламяэским заявлениям. В самом его начале Александр Сикут и Виталий Балычев попросили комиссию слушания перенести, так как их юридического представителя нет в Эстонии, важные для дела документы у него на руках и в его отсутствие сторона работодателя беззащитна. Комиссия заметила, что, по её данным, вообще-то юрист работодателей уехал отдыхать, хотя знал о заседании, а представитель силламяэских работников Янек Пахка добавил, что Сикут и Балычев ведь не кто-нибудь, а члены правления и если они в создавшейся ситуации не наняли другого юриста, то сами не использовали своё право на защиту. В итоге КТС переносит слушания по четверым заявлениям на октябрь, а работодателя обязывает предоставить в комиссию недостающие документы до 27 июля.
После заседания интересуюсь мнением Александры Марченко насчёт того, что люди с инвалидностью и длительным статусом безработного сами не горели желанием работать и в ответ на справедливые замечания администрации просто «вставали в позу».
- Никогда такого не было, - утверждает женщина. - Мы очень хотели работать. Люди понимали, что другой работы не найдут, и старались. Наши женщины до сих пор плачут… Мы ведь и сами пытались помочь работодателю, например, пробовали организовать продажи наших изделий через Интернет.
Кстати, если руководители «Опорного центра» настаивают, что силламяэский цех в середине июня был открыт - приходи и работай, то, по словам Марченко и Леонтьевой, его закрыли ещё в мае.
На вопрос о возможности компромисса Виталий Балычев отвечает в принципе положительно, но в конкретику не вдаётся - пусть решает трудовая инспекция, Александра Марченко считает, что работодатель должен согласиться с требованиями работников, Юлия Леонтьева качает головой: компромисс тут уже вряд ли возможен.
Два года назад ОЦСА начинал работу в Йыхви, Силламяэ и Нарве, сейчас осталась только Нарва.
 
Алексей СТАРКОВ
Фото из архива автора:
Год назад в йыхвиском филиале ОЦСА.
 

Как оценивают ситуацию надзорные инстанции?
 
Кристель АБЕЛЬ, трудовая инспекция:
- Инспекция проверила «Опорный центр социальной адаптации» в июне прошлого года. Инспекторы по труду установили в различных подразделениях НКО в общей сложности 23 нарушения, касающихся трудовой среды.
В последний раз инспекторы посетили места работы НКО 30 июня 2017 года. Работодатель устранил нарушения, указанные трудовым инспектором, к 14 июля 2017 года.
После этого работники действительно обращались к юристу трудовой инспекции на приёме шесть раз в Йыхви и Нарве, последний раз - ещё в марте и апреле текущего года. Проблемы обратившихся были связаны с прекращением трудовых отношений и платёжными требованиями.
Насколько известно инспекции по труду, сейчас общество больше активно не действует, и трудовые отношения продолжаются лишь с пятью человеками. В комиссии по трудовым спорам, однако, в процессе рассмотрения 10 споров, которые начали прежние работники  НКО, которые оспорили основание прекращения трудовых отношений со стороны работодателя и требуют возмещения или не полученную за время работы зарплату. Заседания КТС пройдут в сентябре и октябре.
Санкций в отношении НКО инспекция по труду не применяла.
 
Екатерина КАЛИНИЧЕВА, Касса по безработице (КБ):
- Касса по безработице в рамках реформы трудоспособности предлагает работодателям различные формы поддержки при трудоустройстве людей с пониженной трудоспособностью. Те фирмы, о которых вы спрашиваете (НКО «SKTK-Sillamäe» и «Sotsiaalse kohanemise tugikeskus»), касса также поддержала как оказанием услуг для работодателей, так и пособием на создание рабочих мест, которое применялось только в Ида-Вирумаа. К сожалению, обе фирмы не выполнили в полной мере условия заключённых договоров, и после проведения последней проверки в апреле договоры с данными работодателями прекращены с 1 июня 2018 года по причине нарушений договорных условий. 
Говоря шире, важно отметить, что безработные из особых социальных групп, в т.ч. люди с пониженной трудоспособностью, которые зарегистрированы в КБ в качестве безработных, помимо специализированных для них услуг, имеют также право в сотрудничестве с консультантом или кейс-менеджером выбирать из числа всех возможностей кассы те услуги, которые лучше всего помогут человеку найти работу, приблизиться к трудоустройству или сохранить имеющееся рабочее место.
Опыт КБ показывает, что работодателей, которые готовы принимать на работу людей с пониженной трудоспособностью, много. В каждом уездном отделении кассы по безработице есть консультант, к которому каждый работодатель может обратиться. Чтобы поднимать осведомлённость работодателей о людях с пониженной трудоспособностью, касса также организует инфодни и семинары, наших специалистов можно пригласить и на предприятие, где они расскажут всему коллективу о различных особенностях поведения и сотрудничества с людьми с пониженной трудоспособностью. 
С каждым годом показатели трудоустройства людей с пониженной трудоспособностью растут. Приведу данные о людях с пониженной трудоспособностью в Ида-Вирумаа, которые в течение трёх лет закончили статус безработного по причине трудоустройства или начала деятельности, приравненной к трудоустройству: 
2015 год - 965 человек,
2016 год - 1374 человек,
2017 год - 2261 человек.
По состоянию на 31.12.17, в Ида-Вирумаа у кассы по безработице было 1576 действующих договоров на возмещение социального налога за 4431 работника с пониженной трудоспособностью. 
С пособием на выплату заработной платы людей с пониженной трудоспособностью приняли на работу такие работодатели, как «Rimi», «SOL Baltics», «Virumaa Nõustamis- ja Aktiviseerimiskeskus», «Hoolekandeteenused», «Pesulux», «Maxima Eesti», «Narva Hambakliinik», различные школы Кохтла-Ярве, «Tulser Grupp», «Baltexpert», «Vaskit Narva», «Hiolen», «Fremanti» и др. 
С другой стороны «чёрного списка» работодателей (с которыми КБ, исходя из предыдущего опыта, больше не будет вести подобное сотрудничество. - А.С.) нет, но возможности и услуги, предоставляемые кассой, также накладывают на работодателя и обязанности, которые необходимо выполнять. 
Сотрудничество с работодателями идёт постоянно. Например, в феврале касса подписала в Ида-Вирумаа соглашения с тремя предприятиями: «Noorus», «Waldchnep» и «TNC-Components». Сейчас у КБ 46 соглашений о сотрудничестве с различными работодателями по всей Эстонии, чтобы помогать зарегистрированным безработным, в том числе людям с пониженной трудоспособностью, находить работу. 

Инфопресс №30 (2018 г.)
 


Возврат к списку