Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Трудные поиски

Трудные поиски

По состоянию на среду, поиски пропавшего вечером 2 февраля силламяэсца Евгения Соловьёва ещё не принесли положительного результата. Друзья пропавшего не очень довольны тем, как работает в данном случае полиция, но последняя уверяет, что действует в рамках правил, к тому же не вся полицейская работа просто относится к числу открытой.

38-летний Евгений пропал, когда 2 февраля уехал по делам в Таллинн. В тот день он связывался с женой по телефону, ничто не предвещало тревог, но домой в Силламяэ тем не менее мужчина не вернулся, и никто не может сказать - где он. Домашние поняли, что глава семьи пропал, 3 февраля и обратились в полицию. Естественно, как это бывает в таких случаях, семья и друзья параллельно предпринимали и собственные шаги по поиску: обзвонили медицинские учреждения, дали объявления и т.п.
По словам супруги Евгения Ирины, полиция попросила её прислать распечатку последних, к моменту пропажи, звонков с телефона мужа, что заставило женщину изрядно повозиться, ведь с она с трудом нашла личный пароль супруга для входа в электронную систему самообслуживания фирмы мобильной связи, а в итоге - полиция, похоже, решила эту задачу сама, что, наверное, могла бы сделать и изначально.
Сестра пропавшего на этой неделе предложила полицейским проверить ещё одну версию - а вдруг Евгений почему-либо неожиданно выехал из Эстонии, надо проверить пограничные базы данных.
Ирину гнетёт и то, что правоохранители не держат семью в курсе своих поисков. Понятно, что есть «тайна следствия», но всё равно быть в неведении тяжело.
Друг Евгения, попросивший не называть его имя в газете, обратил внимание корреспондента и на то, что объявление о пропаже от имени полиции было подано в средства массовой информации только 11 февраля, хотя даже за последние две-три недели в масс-медиа легко можно найти другие аналогичные объявления, поданные через один-два дня после исчезновения людей. Почему одних через прессу полиция начинает искать быстро, других - позже?

Призывают к сотрудничеству и пониманию
Руководитель Нарвского отдела полиции (в зону ответственности НОП входит и Силламяэ) Сергей Андреев на вопрос «ИП» о том, по каким критериям одно объявление типа «полиция разыскивает» даётся раньше, другое позднее, ответил, что конкретного разграничения нет, но в общем случае к помощи масс-медиа быстро прибегают, если пропадают несовершеннолетние и старые люди. Также у полиции есть распоряжение, которое даёт 10 дней на принятие решения, нужно ли в том или ином случае начинать розыск.
- Если речь идёт о взрослом и физически здоровом человеке, про которого нет оснований думать, что он пропал из-за состояния здоровья или стал жертвой преступления, то извещение в СМИ направляется в соответствии с необходимостью. А необходимость зависит от установленных полицией обстоятельств, и это время может быть очень разным. В данном случае заявление о пропаже Евгения поступило 5 февраля (по словам Ирины, она обратилась в полицию 4-го. - прим.авт.), а в масс-медиа извещение мы направили 11-го. До этого полицейские общались с близкими Евгения и собирали сведения. Как видно, полиция решила привлечь внимание общественности уже через шесть дней, - сказал Андреев.
Касательно поисков Евгения через «историю» его мобильных звонков и возможные следы пересечения границы, руководитель полиции отметил, что при розыске используются все возможные средства в комплексе. В число методов входит и позиционирование по телефону, но оно действует только если телефон у человека с собой и включен. В принципе, в большинстве случаев информация направляется и в общую инфосистему единого шенгенского пространства. 
В какой степени полиция вообще может делиться с близкими человека информацией о ходе его поисков? 
- О текущем сборе информации полиция близких не извещает. Извещают в случае, если получают конкретную информацию о местонахождении человека или состоянии его здоровья, - сообщил Андреев. 
Газета поинтересовалась также, каким, по мнению полиции, должен быть «алгоритм» поведения родственников и друзей пропадающих людей, чтобы сделать их поиски максимально эффективными? Сергей Андреев отметил, что сотрудничество полиции и близких особенно важно на первом этапе, причём полиции нужно без ложного стыда и честно поведать обо всех возможных домашних ссорах и иных проблемах, а также о переменах в жизни человека перед пропажей и о круге его общения. Недопустима ситуация, когда о пропаже сообщают через несколько месяцев.
Полиция ищет пропавших без вести, пока местонахождение человека не будет установлено, заверил полицейский чиновник.

Алексей СТАРКОВ
Инфопресс №08 (2015 г.)

Возврат к списку