Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Ида-вируское взморье оставило заметный художественный след

Ида-вируское взморье оставило заметный художественный след

Книги нарвского краеведа Юрия Мазанова, одну из которых недавно представили в Силламяэской библиотеке, убедительно доказывают: «Принаровье и ида-вируское взморье вдохновляли многих художников и оставили богатый след в истории живописи» - это далеко не пустые слова.
 
По этой тематике Юрий Алексеевич издал на свои средства в одном из петербургских издательств две работы – первая книга вышла в 2012 году и называется «Нынешнее лето мы жили за Нарвой…», вторая увидела свет в 2013 под названием «Нарва и «близ Нарвы». Достоинство первой – обстоятельность рассказа о художниках, живших и работавших в Нарве, Усть-Нарве и Силламяэ. Однако там героев всего десять. Во второй – биографий больше, но они короче. Зато – к брошюре прилагается диск, на котором почти 230 иллюстраций 48 художников. Это, по-видимому, самое полное собрание художественных творений, созданных в здешних краях в XIX-начале XX века. Сейчас они разбросаны по разным музеям, как известным, так и в российской провинции, а местонахождение многих и вовсе неизвестно, возможно, оригиналы утрачены.
 
Великие и забытые
Северо-восточная Эстония питала творчество и очень известных, и ныне почти забытых мастеров. Например, Юрий Мазанов напоминает, что в Усть-Нарве была написана одна из марин – морских пейзажей – знаменитого Айвазовского, когда в 1840-х годах он выполнял правительственный заказ по изображению русских портов на Балтике.
Одним из самых известных, как сказали бы сегодня, «идавирусцев» был русский пейзажист Иван Шишкин. Кто не знает шишкинскую сосну на подъезде к Нарва-Йыэсуу? По мнению краеведа, именно прогулки живописца по сосновым лесам здешнего побережья воплотились потом в самой знаковой его картине «Утро в сосновом лесу» (помните медвежат на поваленных стволах в лесу?). Но вместе с известным Юрий Мазанов приоткрывает и неизвестное. Во-первых, рассказывает историю картин-двойников «Лесное кладбище» («Старый валежник»). Одна из них хранится в Чехии, другая – в Минске. Пейзажисту пришлось дважды написать один и тот же эстляндский лесной пейзаж и дважды выставиться с ним на экспозициях передвижников, хотя это и нарушало устав товарищества живописцев.
- Есть у Шишкина ещё одна работа, где на переднем плане явно удриаский пейзаж. Удриа он вообще много писал... Но на заднем плане, где должно быть море, изображена река. Видимо, часть художник изобразил с натуры, часть – дописал в мастерской, - поделился своим искусствоведческим открытием Юрий Алексеевич.
Исследования краеведа рассказывают и о связи с Северо-Востоком Эстонии таких имён, как Шагал и Пастернак. Марк Шагал в 1908-1910 гг. некоторое время жил в Нарве и Усть-Нарве и предположительно написанная здесь картина хранится сейчас в Центре Помпиду в Париже. Что же касается Пастернака, то на взморье отдыхал его отец-художник.
А вот такое имя, как Марцелий Сухоровский, сегодня знакомо только специалистам. Между тем творение этого человека на короткое время в конце 19-го столетия произвело целый фурор в Европе. «Нана превращается в миф, не прекращая оставаться реальностью» - это слова Гюстава Флобера о картине «Нана», монументальном портрете молодой женщины, написанном в 1881 году в Усть-Нарве, где у Сухоровского была мастерская.
 
…и пушкиниана тоже
Перу Юрия Алексеевича принадлежит ещё одна книга по истории культуры – «Ямбургская Пушкиниана». Она посвящена судьбе имения Новопятницкое в соседнем Кингисеппском районе России. Имение это принадлежало дочери Абрама Ганнибала, то есть родственнице Пушкина по материнской линии. Сам Александр Сергеевич тоже бывал здесь – по данным Википедии, однажды, а как считает Мазанов – два раза.
По поводу Новопятницкого краевед написал не только книгу. Им были составлены письма двум президентам России, а также губернатору Ленинградской области. Мазанов бил тревогу - разрушающийся комплекс нужно сохранить, территорию изъять у военных, которым она принадлежала, создать там ещё один пушкинский музей.
- Против этого музея выступили не только Болдино и Михайловское – ну, это понятно: конкуренты, - но почему-то и Пушкинский Дом, - посетовал  Юрий Алексеевич, добавив, что военных в бывшем имении пушкинской родни сейчас всё-таки уже нет, но успокаиваться рано.
 
Треть материала
Возвращаясь к теме «художники и принаровское взморье», с сожалением приходится констатировать, что даже две упомянутые книги, очевидно, далеко не исчерпывают тему. Точнее, сам по себе это не повод для сожаления: напротив, значит, есть поле для дальнейшей деятельности. Горечь вызывает то, что материалы-то уже были, но…
Как сказал «Инфопрессу» Юрий Мазанов, первоначально он представлял результат своих изысканий в одно из таллиннских издательств ещё в 1988 году. Сначала, по словам Юрия Алексеевича, темой заинтересовались, а потом на фоне активизации Народного фронта ответили, что это «не актуально». Оно бы и ничего, но автору вернули далеко не все материалы. Исходные наброски, увы, тоже не сохранились. В результате, по оценке нарвского исследователя, изданное им в 2012-2013 годах – это не более трети от первоначального текста. Двигаться дальше? Ну, планов-то громадьё, но здоровье уже не даёт осуществлять их с прежней энергией. Мазанову ведь уже 77 лет.
Так что вполне резонно встаёт традиционный вопрос: кто примет эстафету?
 
Алексей СТАРКОВ
Иллюстрация из книги краеведа:

Выполненный Шишкиным этюд морского берега в Удриа узнаваем и сегодня.
Инфопресс №17 (2014 г.)


Возврат к списку