Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Силламяэское училище: тридцать лет спустя

Силламяэское училище: тридцать лет спустя

В текущем учебном году Силламяэское профессиональное училище (СПУ) отмечает тридцатилетие. Круглая дата – повод поговорить не только об успехах и свершениях, но и о трудностях и проблемах. С директором училища Инной Назаровой «Инфопресс» побеседовал о разных сторонах деятельности учебного заведения.

- Инна Николаевна, вы ведь сами пришли работать в Силламяэское училище, когда оно только открылось…
- Несколько месяцев спустя после открытия – в марте 1982 года. До этого недолго поработала на силламяэском заводе (по образованию я – техник-механик и инженер-педагог). А в училище стала работать мастером, потом преподавала математику и сейчас продолжаю вести уроки. С 1990 года стала заместителем директора, а с 1995-го мне поручили возглавить училище.
- Какими были ваши студенты тридцать лет назад? Более интеллигентными, скромными? Старшее поколение часто сетует, что на нынешнюю молодежь управы не найти…
- Конечно, разница между студентами того времени и сегодняшними – огромная. И мы воспринимали ребят как-то иначе. Тридцать лет назад почти все преподаватели нашего училища сами пришли в него молодыми и «зелеными» (улыбается). Из мужчин кто-то даже не успел еще в армии отслужить. Студенты были нам почти ровесниками. Если мне тогда было двадцать, то моим ученикам – 16-17 лет. Так что тогда нам было даже труднее удержать «преподавательский авторитет». Разумеется, современная молодежь – более раскованная. И с хамами мы активно боремся. Но вместе с тем она и более требовательная - к педагогам, к учебным программам. Да и отношение к профессиональному образованию изменилось. Если раньше в училище шли те, кто боялся не потянуть учебу в выпускных классах среднеобразовательной школы, а потом и вузе, то сейчас у нас учится много успешных молодых людей. И они приходят с четкой целью – не просто получить диплом, а действительно хорошо овладеть навыками той или иной специальности. Они не тратят время на ерунду, а учатся. Понимают, что никто им потом зарплату на блюдечке не подаст, времена другие. Поэтому немало ребят еще до выпускного находят себе будущее место работы или подработку. И трудоустраиваются не только в регионе, в Эстонии, но и в других европейских странах. Для этого мы проводим различные проекты, ребята посещают училища за пределами Эстонии, проходят там практику. А кто-то после окончания нашего училища продолжает учиться – поступает в университет. И тоже делает потом хорошую карьеру.
- Но ведь и вы требовательны к студентам. Порой дело доходит до отчисления. Как часто это случается?
- К счастью, такие случаи – единичны. И это никогда не бывает сиюминутным решением. Прежде чем отчислись, мы долго общаемся со студентом, его родителями, пытаемся разобраться в ситуации, уговариваем, внушаем, предупреждаем. Обычно это помогает. Но если и после этой разъяснительной работы человек не меняет своего поведения, продолжает халатно относиться к учебе, прогуливает занятия, - отчисляем. Потому как с такими студентами просто невозможно работать. Как правило, они задают негативный тон в группе, и кто-то из однокурсников может попасть под их влияние. И конечно, мы достаточно категорично принимаем решение об отчислении, если точно знаем, что человек принимает наркотики. Нам кажется, здесь мы бессильны чем-либо помочь. И при всем сочувствии к такому студенту и его родителям, мы не можем позволить, чтобы он находился в наших стенах. В данном случае, мы в первую очередь думаем о том, как бы он не пристрастил к наркотикам других ребят.
- А какие еще могут быть веские причины для отчисления?
- Хамство, как я уже сказала, с этим пороком мы ведем серьезную борьбу. Не важно, кому хамит студент – преподавателям, сокурсникам, дворнику, уборщице. Пусть даже учащийся – отличник. Не страшно, если студент что-то не понимает по предмету, учится средне. Его можно подтянуть, объяснить еще раз. Но если он – хам, и не признает этого, это диагноз. Плевать на людей мы не позволим. И студенты должны себе это уяснить. Среда, в которой они получают знания, должна быть комфортной для всех учеников и всего персонала.
- Наверное, тридцать лет назад студенты себе такого поведения не позволяли?
- Тоже разные ситуации были. Сейчас мы сталкиваемся с тем, что родители немалой части ребят – безработные. Профессиональная неустроенность родителей, безусловно, накладывает отпечаток и на учебу, и на поведение детей. Да, тридцать лет назад таких проблем не было, не было даже самого понятия – «безработный». А сегодня бывает, что родители не могут содержать студента, он вынужден бросить учебу, чтобы зарабатывать себе на проживание. Или, прячась от проблем родителей, молодой человек связывается с плохой компанией. Бывает, приходит на учебу удрученным или, наоборот, взвинченным. Он раздражен, агрессивен, у него в голове – другие проблемы. Мы это учитываем, пытаемся разобраться. И все-таки, несмотря на неприятные случаи, основная масса наших студентов – воспитанные молодые люди. Проблемы чаще возникают с первокурсниками. Они вытворяют всякие глупости, думая, что это характеризует их как взрослых и самостоятельных людей.
- У вас ведь учатся студенты не только из Эстонии?
- Да, приезжают из России (Петербург и Ленинградская область), есть студенты из Германии. Но прежде чем принять таких учащихся, мы ставим их родителям условие – они сразу должны приехать в училище, если мы посчитаем это необходимым. Заранее просим оформить визы для посещения Эстонии. Это не потому, что мы хотим усложнить жизнь взрослым людям, а потому, что педагоги и родители должны работать сообща, быть заодно. А ребята, даже уехав за сотни километров от дома на учебу, не должны быть брошенными. Но студенты, дом которых находится далеко, понимают всю серьезность ситуации, и стараются не выходить за рамки дозволенного, чтобы мы не тревожили их семьи.
- Старшее поколение вспоминает, что когда решили открыть училище в микрорайоне, жители окрестных новостроек опасались, что птушники и белье будут из-под окон воровать, и дебоширить во дворах. Прошло три десятка лет. Я сама живу рядом с вашим училищем, это соседство жизнь, конечно, не отравляет, но иногда видишь, как ребята после занятий или, возможно, прогуливая их, «заруливают» в укромные уголки дворов, сидят под окнами, распивают пиво, курят, ругаются матом. Подобное происходит в теплое время года, окна у всех открыты и в квартиры доносится запах табака вперемежку с матом…
- Об этих проблемах мы знаем. И своих студентов не покрываем. Принимаем меры вплоть до отчисления. Так что, пожалуйста, не стесняйтесь сигнализировать администрации училища или педагогам.
- Сегодня педагогический коллектив Силламяэского училища в основном все еще состоит из тех, кто пришел работать сюда тридцать лет назад?
- Да. И в момент открытия училища наш коллектив преподавателей был сильным и сейчас остается таковым. Преподаватели СПУ – это люди, которые еще не достигли пенсионного возраста, но уже прошли испытание временем. В их педагогической квалификации, способностях сомневаться не приходится. При этом они постоянно учатся на специальных курсах. У нас стабильный коллектив, нет текучки кадров – на мой взгляд, это плюс. Но, конечно, мы приветствуем и молодые кадры. Но работа педагога тяжела, поэтому молодежь не имеет большого желания обременять себя ею. И, тем не менее, молодые преподаватели в нашем училище есть, они вносят большую лепту в нашу общую воспитательно-образовательную работу. Имеют свое суждение, по-новому решают какие-то проблемы.
- А за годы работы училища бывало ли, что преподаватели уходили не по своему желанию, а были уволены за какую-то провинность?
- Нет, такого не было. По крайней мере, за то время, что я работала завучем, потом директором училища. Уходили, потому что нашли более оплачиваемую работу, должность, где, по их мнению, могли бы лучше реализовать себя как специалисты, по личным обстоятельствам. Но это единицы. К примеру, в начале прошлого учебного года от нас ушла преподаватель по спецтехнологии и металлообработке Людмила Михайловна Гориславская. Она – инженер, много лет проработала в нашем училище, всегда пользовалась уважением ребят и коллег, но нашла работу на предприятии. Год она совмещала два места работы, но потом приняла решение сосредоточиться на инженерной деятельности.
- Языковая инспекция. Этот орган уже прозвали карательным. Это ведь настоящий кошмар для русскоязычных учителей…
- Ну, у каждого учреждения свои функции. И ругать языковую инспекцию за проверки нет смысла. И нас не раз проверяли, делали предписания, давали отсрочки. И в меру свободного от работы времени и возможностей, которые имеются в нашем городе, все наши преподаватели изучают эстонский язык. Но если нет у нас языковой среды и если человек постоянно общается на другом языке, на родном, то и овладеть эстонским в той мере, в которой этого требует языковая инспекция, крайне сложно. Нет, мы не игнорируем и не относимся безответственно. Но люди моего поколения родились и прожили большую часть своей жизни в другой языковой среде. Мы учились и росли в Советском Союзе, ездить за границу тогда возможности не было, поэтому изучению языков не придавалось большого значения, в почете были точные науки. Приехав жить в Эстонию, мы приехали не за границу. Наши дома и семьи здесь уже много лет. И никто не хочет, чтобы дома было плохо. Мы за то, чтобы Эстония процветала. Мы не хотим ни забастовок, ни безработицы. Язык учим, как можем. Для молодежи это проще.
- В училище проходят реновации. Последняя крупная завершилась весной прошлого года. Но зданию уже тридцать лет назад, насколько такие работы реально улучшают ситуацию?
- Реновации нам очень помогают, несмотря на то, что комплекс у нас огромный – здание училища с мастерскими, учебными классами и общественными помещениями, общежитие, стадион, спортивная площадка, «зеленая» территория. В середине прошлого учебного года было приобретено самое современное оборудование для нескольких специальностей. Но мы сохраняем и некоторые старые станки. Ведь есть предприятия, где еще продолжают работать на станках 30-ти даже 50-летней давности. Сейчас на очереди – обновление материальной базы кафедры инфотехнологии. Нужно и больше учебных фильмов, современных пособий. Еще не в каждом классе сделан современный ремонт. Но это мы уже планируем делать за свой счет.
Я благодарна Министерству образования и науки Эстонии, с подачи которого в прошлом году нам удалось осуществить первый этап большой реновации, но мы постоянно не можем ходатайствовать перед государством о той или иной сумме, другие учебные заведения тоже нуждаются в решении своих материальных проблем. Когда у нас бывают коллеги из других учебных заведений, специалисты и когда я им озвучиваю суммы, за которые удалось сделать ту или иную работу, что-то купить, обновить, они удивляются тому, насколько рационально мы тратим средства.
- Знаю, что вы практикуете привлечение студентов на ремонтные работы?
- Да, но, конечно, только тех, кто учится по специальности. Точно так же, как и студенты поварской кафедры готовят в столовой училища. Так ребята получают практические навыки, а мы можем экономить средства из своего бюджета. Но тут есть еще один плюс – сделав ремонт своими руками, студенты очень бережно относятся к нему, следят, чтобы и другие не портили.
- Неоднократно бывая в вашем кабинете и в приемной, заметила, что здесь обстановка не меняется. Вы не затеваете дорогостоящий ремонт, не меняете мебель. Это такая ваша позиция?
- Именно. Лучше мы сделаем ремонт в туалете училища или обновим классы. И лично меня мой кабинет не смущает – мебель тут крепкая (кстати, она не менялась аж с открытия училища) и прослужит еще не один десяток лет, стены чистенькие. Несколько лет назад по настоянию коллег в кабинете сделали косметический ремонт, сменили окна, потому что их меняли во всем здании, купили новые стулья. Как-то навещал нас служащий госконтроля, сразу он не признался, что с проверкой, попросил показать ему училище, кстати, отметил порядок. После зашел и в мой кабинет, и когда я заметила, что он с некоторым удивлением рассматривает обстановку, сказала ему, что старые шкафы и столы в кабинете директора никак не влияют на качество обучения в нашем училище. И он со мной согласился.
- В свое время многие профессиональные училища Эстонии слились, образовав учебные центры. Такие центры есть в Нарве и Йыхви. Силламяэское же училище так и осталось особняком. Почему?
- С одной стороны это было правильным решением, если в городе несколько училищ, а рождаемость снизилась, просто нет смысла содержать огромные площади, человеческие ресурсы. Руководству Силламяэ недавно тоже пришлось принять решение по реорганизации школьной сети города. И в свое время нашему училищу министерство также рекомендовало присоединиться к нарвским профессиональным учебным заведениям. Какое-то время наше училище вообще было под угрозой закрытия. Но в результате нас не закрыли, и мы остались самостоятельным учебным заведением. Это итог большой работы, которую приходилось вести с государством. Помогали отстоять училище и городские власти в лице Валдека Мурда, Айна Кивиорга, Елены Коршуновой, и предприниматели Тийт Вяхи, Пеэтер Яковлев, Анатолий Полупан, Анатолий Деменко. Не осталось в стороне и руководство уезда. На встрече в Рийгикогу я сказала, что если не устраивает моя личность, меняйте директора, но свое училище в Силламяэ должно быть. Наша молодежь не должна тратить деньги и время на то, чтобы ездить на учебу в соседние города, когда есть все условия для того, чтобы учиться дома. К счастью, тогда все эти переговоры дали положительный результат. Сейчас в нашем училище более 800 студентов. Учатся у нас и взрослые люди, уже имеющие образование и опыт работы, но современная ситуация заставляет их овладевать новыми специальностями. И к нам они идут учиться после работы. А в другой город после нелегкого трудового дня они бы вряд ли поехали.
- Инна Николаевна, а с какими мыслями директор Силламяэского училища заканчивает свой рабочий день?
- С разными (улыбается). Кроме работы здесь я веду активную общественную деятельность в городе. Часто устаю. Порой меня обижает незаслуженная клевета, да и понятно, что руководитель не может быть хорошим для всех, но я привыкла высказывать свое мнение прямо и честно. Бывает, переживаю, что что-то получилось не так, как хотелось. Иногда не хватает моих знаний и умений. Сейчас много думаю о предстоящей реновации нашего общежития, о том, что нужно продолжать ремонт в учебном корпусе… Но каждое утро я с удовольствием иду на работу. Благодарю судьбу за свой коллектив, за людей, с которыми мне приходится работать, за студентов. И очень надеюсь, что после тридцати лет работы наше училище выходит на новый уровень.

Директор Силламяэского училища Инна Назарова родилась в России, в Брянской области, училась в Украине, в Силламяэ переехала в 1981 году, поступила работать на местный завод, а спустя несколько месяцев перешла на работу в училище, где и работает до сих пор. С 1999 года Инна Николаевна начала работать и на благо города, став заместителем председателя Силламяэского горсобрания и председателем комиссии горсобрания по образованию и культуре.


Беседовала Наталья КОЛОБОВА
Фото автора
Инфопресс №4



Возврат к списку