Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Бывший реставратор силламяэского ДК: «Ремонт стал жертвой политики»

Бывший реставратор силламяэского ДК: «Ремонт стал жертвой политики»

Осенью в средствах массовой информации Ида-Вирумаа, в том числе в «Инфопрессе», увидел свет ряд материалов о том, что ведущаяся с европейской помощью реставрация силламяэского памятника архитектуры - Культурного центра - застопорилась и город расторгает отношения с подрядчиком, а для завершения ремонта проведет новый конкурс. По версии силламяэской горуправы, начать работы пришлось с «сырым» проектом, но самоуправление увеличило финансирование ремонта, однако у подрядчика все равно возникли дополнительные требования, сроки затянулись, и терпение города как заказчика лопнуло.
Сам подрядчик - руководитель ида-вируской строительной фирмы «ВЕТ Эхитус Групп» Борис ВОРОНОВСКИЙ - от комментариев несколько месяцев воздерживался. Однако, наконец, согласился высказать свою точку зрения в интервью для «ИП».

- Господин Вороновский, как дела обстоят сейчас? Вы «разошлись» с городом Силламяэ полюбовно или?..

- Разошлись, но цивилизованного «развода» не получилось. С нами расторгли договор, а перед этим прошло, считаю, «вливание» в СМИ негативной информации про нас. Я не хотел это комментировать, думая, что восторжествует здравый смысл, но - увы… Договор был расторгнут 1 ноября с формулировкой «отступление от договоренностей». Однако, на сегодня (13 декабря. - прим авт.), мы так и не получили от города оплату за часть проведенных нами работ. Мы выставили требование об уплате пеней. Нами подано и заявление в суд, где мы оспариваем сам факт расторжения договора и просим не применять выплату городу страховой суммы. Когда договор заключали, в нем было оговорено, что в случае досрочного расторжения Силламяэ в качестве гарантии получит от страховой фирмы сумму порядка 1,2 миллиона эстонских крон. Если страховая фирма эти деньги городу действительно выплатит, то потом взыщет их с нас. Мы считаем необоснованным расторжение подряда, мы не причинили городу никакого ущерба и, естественно, не имеем ни малейшего желания платить эту сумму.
- Город устами своего вице-мэра Александра Канева признавал в прессе, что проект реновации интерьеров силламяэского ДК был «сырым»…
- «Сырой» - не то слово!
-…но указывал и на то, что «ВЕТ Эхитус» ведь знал это, идя на конкурс, а значит, должен был быть готов нести и определенные риски, которых теперь не признает.
- Канев лукавит. Во-первых, я ничего другого не обязан, кроме как работать по проекту. Такой путь у меня был, я мог бы не обращать внимания на многочисленные пробелы в документации, а делать, как написано. И был бы «в шоколаде». Правда, Силламяэ получил бы вместо ДК сарай.
Я дал слово руководству города, что «вытащу» этот объект. И мне в ответ было обещано, что если понадобится дополнительное финансирование, то вопрос будет решаться. Первый год так и было. Мы начали с того, что в общих чертах оценили - чего в проекте не хватает. В результате нам пришлось подготовить восемь (!) дополнительных проектов. Вентиляция, электротехника, освещение и звук сцены, радоновая защита, система пожаротушения - эти и другие вопросы в первоначальном проекте были не решены либо решены плохо. Например, на вентиляцию выделялось всего около 20 тысяч крон, а после подготовки отдельного проекта она стала стоить 700 тысяч. Из необходимых электромонтажных работ в первом проекте была пропущена половина! И такие риски я, бизнесмен, должен брать на себя?
- Но Силламяэ все-таки влил дополнительные средства в проект - 1,2 миллиона крон из бюджета плюс задействовал проектный резерв, итого 1,9 миллиона. А у вашей фирмы аппетиты все росли и росли…
- Очень красивая версия для обывателя, который считает - ну, что там сложного в работе строителей, могут и бесплатно поработать. А на самом деле я убежден, что несколько стратегических ошибок допустил сам город. Первое - объявили конкурс практически без проекта. Второе - быстро «съели» резерв. Такой сложный объект, предварительной экспертизы его состояния нет, в одном месте ковырнешь, в другом - везде «сюрпризы» лезут. А Силламяэ через восемь месяцев после начала работ расходует резерв и тем самым загоняет себя в тупик. Ведь каждая следующая копейка, нужная в непредвиденных ситуациях, влечет уже просьбы о вливаниях из городского бюджета. Только сумасшедший или дилетант расходует резерв в начале строительства.
- А как бы сделали вы?
- Взял бы 1,9 миллиона крон из бюджета, а 700 тысяч крон резерва берег до предела.
- Если вы в начале работ оценили недостатки проекта, на покрытие которых город и выделил деньги, то почему эти недостатки продолжали «вылезать» дальше? Почему нельзя было сразу сказать, что понадобятся не 1,9 миллиона, а больше? Почему нельзя было посчитать все, что дополнительно понадобится до конца стройки?
- Это нереально. Я не Господь Бог. И это не новое строительство по принципу «четыре столба плюс сэндвич-панель и дом готов». Возьмем такую вещь, как подъемники для кресел в зрительном зале. В первоначальном проекте - только рисунок подъемника. Саму мебель поставляет другая фирма. По ходу работ выясняется, что в размере рельсов для движения кресел к подъемнику проект ошибся на 4 сантиметра! Мне пришлось перепроектировать железобетонное перекрытие, причем до этого восемь месяцев убеждать заказчика, что это надо сделать. При этом вопросы инсталляции подъемников все равно до конца не решены и сейчас. Что интересно, господин Канев, уже зная, что договор будут расторгать, на последнем рабочем совещании дает мне задание заказать такой проект. А без проекта ведь никто не скажет, сколько работа будет стоить.
Впрочем, еще в мае прошлого года я навскидку сказал, что для успешного проведения всех работ в ДК потребуется дополнительно 4-5 миллионов крон. После этого на меня стали смотреть косо - мол, хапуга, нажиться хочет.
- То есть мнение о том, что «ВЕТ Эхитус» без конца «доил» заказчика, вы не принимаете?
- В прессе меня сравнили с «шабашниками». Дескать, это те все время ходят к хозяину: «давай еще гвозди, давай еще доски!». На самом деле, я ничего требовать не могу. Я могу или работать строго по проектно-сметной документации, или, видя недостаток, идти к заказчику с вопросом или с предложением: что прикажете делать? И если «досок» или «гвоздей» не хватает, так это заказчик виноват.
Процитирую один документ: «…в строительной области считается обычной практикой изменение подрядных договоров, если возникает необходимость в таких изменениях, поскольку в начале строительных работ практически невозможно всю работу спрогнозировать. В отношении строительных договоров всегда существует множество рисков… Также следует учитывать обстоятельство, что строительный проект составляло третье лицо, а это означает, что исполнитель договора поставки в проектировании не участвовал и поэтому неправильно заставлять строителя нести расходы, которые связаны с возможными изменениями или ошибками в проекте». Золотые слова. А знаете, что это? Решение горсобрания Силламяэ от 28 октября прошлого года о выделении дополнительных средств на реконструкцию Центра культуры.
- Что это за строитель, который, как вы говорите, не может сделать ни шагу без одобрения заказчика? А где собственная инициатива?
- Строитель - в определенном смысле «машина». Что ему делать - озвучивает заказчик. Заказчик сам может быть дилетантом, но есть надзор собственника, а главное - на таких сложных объектах обязательно должен присутствовать авторский надзор, то есть проектировщик. А то ведь можно и авторские права в ходе стройки нарушить.
- Так город же с фирмой, делавшей проект ДК, разругался…
- Я советовал горуправе: найдите какую-то другую проектную фирму, которая и будет делать вам все недостающие элементы проекта и присутствовать на объекте. Нет, мы сами с усами! Это еще одна ошибка города.
Что же касается инициативы подрядчика… В подвале потекла вода. Я к заказчику: дайте денег - сделаю. Не дают, сами хотят что-то делать. В итоге все равно течет. В фойе трубы отопления кривые, клином сходятся. С декабря тыкал пальцем: что, так и оставим? Надо всего 8 тысяч крон. Не сошлись в цене. Люстра в зрительном зале. Смотрю крепления: явно надо подстраховать или хотя бы испытания провести. Опять заказчик отказывает: «Ничего, 60 лет висела, не падала». И так по многим другим вопросам: или отказ, потому что резерва уже нет, или ответа ждешь несколько месяцев.
- А что вы ответите на упреки в том, что в ДК у вас работало мало людей и постоянно не присутствовал руководитель проекта или прораб?
- Когда заказчик взял курс на расторжение договора, то начал высасывать из пальца поводы, чтоб обвинить меня во всех смертных грехах. Я регулярно находился на объекте, и число работников было достаточным для выполнения заданий. Вот в октябре люди уже сидели без дела, потому что из-за нерешенных заказчиком вопросов не было фронта работ. Люди у меня - профессионалы, поэтому подгонять их не надо. Кстати, ни в одном протоколе рабочих совещаний с городом такого замечания - на объекте нет руководителя или прораба - не зафиксировано.
- Как думаете, в чем все-таки причина конфликта, который привел к остановке ремонта?
- Говорить, что у города "лопнуло терпение", на мой взгляд, неправильно. Между прочим, контракт был расторгнут, когда до срока окончания работ по договору оставался еще месяц, т.е. договорные сроки строительства еще нарушены не были. В то же время, торможение строительства я почувствовал с весны этого года. Проблемы, поставленные перед заказчиком, не решались месяцами. Скорее всего, к осени вопрос приобрел политический характер. То есть ясно, что в строительство нужны дополнительные инвестиции, но терять из-за этого кресло никто не хочет. И принимается соломоново решение: любой ценой расторгнуть со мной договор, получить 1,2 миллиона крон гарантийных денег плюс под любым предлогом не заплатить мне часть заработанного и таким образом собрать сумму для нового конкурса. Да еще неплохо, если бы я «под занавес» кое-какие проекты успел сделать. И все. Мавр может уходить.
- Как вы теперь оцениваете перспективы окончания реставрации Центра культуры?
- Объект готов на 90 процентов, и в сентябре я предложил городу такой вариант: срок сдачи всего объекта перенести на март 2012 года, в октябре-ноябре я готов передать в эксплуатацию второй и первый этажи, а сам заканчивал бы зрительный зал. То есть город мог бы ставить на первом-втором этажах мебель, вести какую-то деятельность. Подчеркиваю: «передать в эксплуатацию» и «сдать объект» - разные вещи. Город не захотел брать ДК в эксплуатацию по частям, он соглашался, чтобы я сдал ему весь второй этаж как объект, но здание - это комплекс, и сдавать его частями я не могу.
Мне для окончания работ требовалось 1-1,2 миллиона крон. Если сейчас найдут нового подрядчика, то окончание строительства обойдется значительно дороже. Новый подрядчик закончит где-то к июлю. Но объявление нового конкурса затягивается, в том числе потому, что нет информации от города о претензиях по выполненным работам, а поэтому нет и итогового акта работ. При желании ДК можно сдать и быстрее, но за скорость работы надо больше платить. А главное, городу надо пересмотреть свое отношение к строителям и лучше работать с объектом.

Интервью взял Алексей СТАРКОВ
Фото автора
Инфопресс №50

Возврат к списку