Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Силламяэский порт: «Рост есть, но причин радоваться еще нет»

Силламяэский порт: «Рост есть, но причин радоваться еще нет»

Закончился ли для Силламяэского порта экономический кризис? Что за взрывные работы будут проводиться на портовой площадке? Нужна ли порту станция мониторинга воздуха, о которой в последнее время в Силламяэ много говорят? На эти и другие актуальные вопросы «Инфопрессу» ответил член правления АО «Силламяэ Садам» Маргус ВЯХИ.

Новый терминал и парковка
- Господин Вяхи, чувствуется ли в порту изменение экономической обстановки? Кризис еще влияет или потоки грузов стали больше?
- Хотя говорится, что после событий 2007 года наступило какое-то улучшение отношений между Эстонией и Россией, но в реальности этого еще не видно. Например, если посмотреть планы железнодорожных перевозок на российско-эстонском направлении. В нашем бизнесе еще надо сделать ряд шагов, чтобы между Эстонией и Россией восстановились нормальные отношения.
Что касается влияния общемирового кризиса… Есть спрос на удобрения, и у переваливающего их терминала «ВСТ» имеются кое-какие рынки. С банками стало говорить легче, это тоже признаки смягчения кризиса. Автомобильные заводы стали работать в одном ритме с потреблением, - но для нас это выразилось в том, что портовые площадки, где последние годы складировались сотни тысяч легковых машин, опустели.
- Вы сказали, что нормализации эстонско-российских отношений в транзитном секторе еще нет, однако если в 2007 году действительно резко сократилось движение составов с нефтью, то сейчас ведь они снова ходят.
- Статистика Эстонской железной дороги, Таллиннского порта, нашего порта все-таки показывает, что объемы перевозок этого года еще гораздо ниже, чем в 2006-м.
- То есть сегодня Силпорт переваливает меньше, чем тогда?
- В этом году у нас будет рост. Но мы еще далеки от тех показателей, которые планировали на 2010-й год три-четыре года назад. Хорошо, что вышел на нормальный объем терминал «ВСТ» и у занимающегося нефтепродуктами терминала «Алексела Силламяэ» есть работа. А вот химтерминал «Танкхем» - «в нуле», количество генеральных грузов тоже далеко от желаемого. Так что хоть рост и есть, но никакой причины радоваться еще нет.
- Правда ли, что в порту начинаются работы, в том числе взрывные, по строительству площадки под клинкерную мельницу и терминал, которые в Силламяэ называют «цементными»?
- Эти работы будут, но сегодня они еще не начались, идет подготовка, и надеемся, что в ближайшее время площадку начнем строить.
- Значит, клинкерная мельница и терминал появятся?
- По договорам - да. На практике, утверждать это можно лишь тогда, когда откроется сам объект. Но сейчас все идет по плану. Инвесторы серьезные, поэтому надеемся, что свой проект они доведут до конца. А мы - порт - должны выполнить свое обязательство и как раз подготовить площадку для них. Когда мы передадим площадку инвесторам, то в следующем году за строительство возьмутся уже они.
- Вот эти работы по подготовке площадки и связаны со взрывами?
- Согласно законам, для проведения взрывных работ требуется разрешение, а для него нужны проекты и кое-какие предварительные испытания. Действительно, на прошлой неделе (беседа состоялась 26 августа. - прим.авт.) провели пару испытательных взрывов, во время которых были установлены датчики на территории терминала «ВСТ». Ведь раньше рядом не было действующего терминала, а теперь есть, и надо сделать правильные расчеты. Сегодня оформлен протокол испытаний, и на основании его будет готовиться проект взрывных работ. Когда он будет утвержден - только тогда и начнем.
- Какими будут объемы планируемых взрывных работ?
- Для клинкерного терминала необходима площадка в 6,5 гектара, и строительство ее продлится до весны.
- И взрывать будут все время?
- Постоянно, но не так, что с утра начали и через каждые пять минут взрыв. График таков, что один раз будут взрывать утром, второй вечером, а в промежутке - вывозить породу.
- Думаю, вы помните, как пять лет назад от силламяэсцев поступали жалобы, что время от времени «город трясет». Причина до конца так и не была установлена, но некоторые связывали это с тем, что велись взрывные работы на строительстве порта. Может сейчас повториться подобное?
- Это нереально. Планируемые взрывы так далеко не могут распространиться ни в коем случае, тем более что между промзоной и городом еще протекает река. Вот когда идет забивка свай, тогда над заливом звук разносится далеко и в городе его очень хорошо слышно. Но свайных работ сейчас нет.
- Господин Вяхи, как дела с европарковкой для грузовиков, право построить которую Силпорт получил от государства?
- Идет тендер по поиску строителя, ведем переговоры, надеемся выбрать подрядчика и в сентябре начать строить.
- Каковы там объемы и сроки?
- По сегодняшним графикам, площадка будет готова к следующему лету. По проекту, там будет около 6 гектаров для грузовиков, которые ждут перехода границы в Нарве.
- Будет ли к следующему году создан треугольник паромного сообщения между Силламяэ, Усть-Лугой и Котка, чтобы тем самым отправлять грузовики в Россию уже прямо из Силламяэ?
- Честный ответ - не знаю. Мы заинтересованы в этом и упорно работаем в данном направлении, но надо, чтобы совпало много вещей: должны быть интерес у всех портов, у какого-то судовладельца, договоренность о тарифах и т.д. Сегодня об успехе рапортовать рано.
- Давно идут разговоры о начале перевалки через Силламяэ контейнерных грузов. Первое судно-контейнеровоз у вас уже было?
- Пока нет, но ожидается. С нашей стороны все готово к тому, чтобы работать с контейнерами.
- Что еще, кроме уже известных, существующих и планируемых, терминалов - нефтяного, химического, удобрений, генеральных грузов и цементного - появится в порту Силламяэ в ближайшее время?
- Такого, о чем можно сказать с уверенностью, - нет. Положительно то, что ведется очень много переговоров, тогда как пару лет назад вообще стояла тишина. Но на переговорах существует правило: пока они не завершены - их не комментируют. Могу только сказать, что интерес к порту имеется и с Запада, и со стороны России.

«Чистый воздух без компромиссов»
- Перейдем к экологической теме. В последнее время члены силламяэского общества охраны природы и рабочей группы «за чистый воздух» критикуют порт и терминалы особенно активно. Когда вы давали недавно комментарий нашему изданию, то добавили, что такая активизация вам непонятна. На мой взгляд, она связана с тем, что общественники получили некоторые знания и теперь пытаются наверстать упущенные в прошлые годы возможности повлиять на программы развития порта. А вы видите и какие-то другие причины, в том числе политические?

- Я точно не знаю, у кого какой интерес. Начиналась эта активная деятельность перед последними местными выборами, но надеюсь, что она все же не была связана с какими-то «играми власти» в Силламяэ. Во всяком случае, этого бы не хотелось. Главное же в том, что и у нас, и у горожан, и у членов инициативной группы интерес один и тот же - чтобы в городе и воздух, и вода были чистыми. Здесь никаких сомнений нет.
- Даже несмотря на то, что руководство порта, в общем-то, в городе не живет, а, как пишут интернет-комментаторы, всего лишь делает тут свой бизнес?
- 45 процентов работников и руководства живут в Силламяэ, еще 45 - в Ида-Вирумаа и только 10 процентов - в других регионах.
У нас есть свое понимание, как проблему защиты окружающей среды решить, у некоторых людей - свое, но это нормально для демократической страны. Просто нам неясно, почему столько энергии тратится на одну маленькую часть вопроса - станцию мониторинга воздуха.
- Не просто станцию, а вместе с диспетчерской системой реагирования на ее показатели.
- Мы смотрим на ситуацию более масштабно. Что же касается диспетчерской системы, то всякий, кто предпишет нам внедрить то или иное управленческое решение, должен будет взять на себя и ответственность за него.
- Но силламяэское горуправление в своем еще весеннем письме по поводу планов расширения терминала «Алексела Силламяэ» приводит цитату из письма министерства окружающей среды от 30 марта 2006 года, в котором порту как раз и предписывалось создать такую систему, в которую входили бы станции мониторинга и диспетчерская служба, регулирующая действия терминалов по мере поступления сигналов от этих станций.
- Это не так. Всегда надо читать не только одну фразу, но и весь текст. Нас регулярно, каждый квартал, проверяют в части выполнения условий природопользования, и никаких претензий у государственных органов не было. Кроме того, когда нынче летом в порту стояли танкеры, мы сами информировали представителей городской управы, приглашали их в порт, спрашивали - есть ли претензии по качеству воздуха?
- Другими словами, порт считает, что в стационарных, стоящих на одном месте, станциях контроля смысла нет и лучше, если контроль воздуха будет вестись методами мобильного мониторинга?
- В пользу этого говорит опыт. Например, именно с помощью мобильной станции установили источник загрязнения воздуха, когда стояла вонь в Кохтла-Ярве. И у нас мобильная станция сможет реагировать быстро, за считанные часы, с ней мы действительно в силах обнаружить, кто и где виноват.
- Предположим, мобильная станция определит - загрязнение идет с такого-то терминала. Что порт станет делать дальше? Имеет право он что-то предпринять?
- По закону, штрафовать порт не может. Это право инспекции окружающей среды. Мобильной станцией у нас владеет специальная фирма «Экосил», которая полученные данные передаст и терминалу, и порту, а мы - уже дальше, в инспекцию. Инспекция примет решение, но очевидно, что предприятие, которое нарушает выданные ему условия выбросов, должно довести свою технологию до такого уровня, чтобы нарушений не было.
- Вы видите возможность компромисса с силламяэской общественной группой?
- Дело не в компромиссе, а в том, что в городе должен быть чистый воздух без всяких компромиссов. Измерять запахи - это не самоцель, главное - сделать так, чтобы вообще не пахло. Хотя не стоит забывать, что промышленной деятельности полностью без выбросов не бывает. Но если мы действительно сможем выяснить, кто и почему нарушает, тогда можно и указать, какой узел или технологический процесс нужно усовершенствовать. Если же мы будем знать просто общий фон в городе - то как можно обвинить кого-то в загрязнении? Нам в ответ выставят очень большой счет, если выяснится, что обвиняемый ни в чем не виноват. Стационарная станция может быть хороша, чтобы знать общее качество воздуха в городе, это тоже интересная информация. Но для улучшения работы порта и терминалов такая станция не самый гибкий вариант.
Интервью взял Алексей СТАРКОВ
Фото автора
Инфопресс №36


Возврат к списку