Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Уволенный по болезни шахтёр пытается доказать, что заработал профзаболевание

Уволенный по болезни шахтёр пытается доказать, что заработал профзаболевание

В жизни идавирусца Сергея Дермелёва было немало спортивных побед и даже титулы чемпиона мира, но сегодня уволенный по болезни шахтёр Дермелёв мечтает победить в другом - доказать, что его состояние здоровья было подорвано ничем иным, как 30-летней работой на шахте «Эстония», в том числе и производственными травмами. Предприятие, напротив, указывает, что никаких производственных травм не было.
 
Сергей Дермелёв работал на «Эстонии» с 1985 года. Последние годы - слесарем по ремонту установок и дежурным электриком. 21 мая прошлого года он оказался на больничном. Нетрудоспособность оказалась долгой - несколько сменявших друг друга больничных листов продлились более 280-ти дней, и в марте текущего года работодатель, то есть «Энефит Каэвандусед», известил Дермелёва о том, что ввиду невозможности для последнего по состоянию здоровья исполнять рабочие обязанности прекращает трудовой договор с ним. Мужчине до пенсии ещё около полутора лет.
По словам Дермелёва, поводом для больничного стала травма, которую он получил на международном турнире по тяжёлой атлетике - Сергей долгие годы занимался силовым троеборьем, однако в ходе лечения выявились и другие заболевания, которые явно были не спортивного происхождения.
 
«Я шёл навстречу работодателю, а вот он …»
Сергей связывает ухудшение здоровья с условиями своего труда на шахте «Эстония», в том числе с полученными здесь в разное время производственными травмами и с различными недочётами в организации труда и технике безопасности, о чём он неоднократно (по его собственным словам, аж 12 раз за два года!) писал докладные записки начальству. В результате, считает мужчина, он практически приобрёл профессиональное заболевание, которое, правда, до настоящего времени официально установить ему не удалось - врачи полагают, что его заболевание имеет общий характер.
Отдельный аспект - спортивная активность Дермелёва в недалёком ещё прошлом. Дермелёв заверяет журналиста, что занимался не профессиональным, а народным спортом, используя для поездок на турниры отпуска на работе, к тому же защищал и честь фирмы на ведомственных спортивных мероприятиях, где тоже бывали кое-какие травмы.
 - 95, а то и 99 процентов моих травм - производственные или заработанные на соревнованиях «Ээсти Пылевкиви»-«Ээсти Энергиа», - утверждает рабочий.
Вторая его претензия: работодатель, прежде чем увольнять, должен был бы сначала предоставить ему из-за состояния здоровья другое, более лёгкое, рабочее место на шахте или в рамках «Энефит Каэвандусед». В-третьих, Дермелёв полагает, что само увольнение было слишком скорым, т.е. работника с таким стажем должны были бы уведомить за несколько месяцев, а не за неделю.
В целом, Сергей оценивает свою ситуацию примерно так: когда человек был моложе, сильнее и приносил пользу родному предприятию, как производственную, так и спортивную, - он был нужен, им пользовались; когда заболел и обессилел - его просто выбросили.
- Если о чём и сожалею, так о том, что надо было чаще фиксировать свои производственные травмы в отделении экстренной медицины или у семейного. Но я раньше не особенно задумывался об этом, поскольку надо было работать. Ну, закроешь глаза на боль, ну, похромаешь две недели… А последние два-три года здоровье всё-таки пошатнулось. Как говорится, я шёл навстречу работодателю, учитывал его интерес, а вот он поступил со мной не как добросовестный партнёр, - вздыхает работник.
 
Предложения рассмотрены, травм нет
На «Энефит Каэвандусед» убеждены, что ничего в отношении Сергея Дермелёва предприятие не нарушило.
- Мы занимаемся горным делом. Все вспомогательные функции, такие как охранные услуги, услуги по уборке, организация питания работников, выведены из системы предприятия. Предприятие рассмотрело возможность предоставления более лёгкой работы с учётом компетенции работника, его навыков и образования, а также состояния здоровья. К сожалению, у нас нет вакансий, подходящих в данной ситуации, - сказала «ИП» коммуникационный представитель сланцедобытчиков Елена Дербнева. 
Что до сроков извещения заболевшего о расторжении отношений с ним, то, по словам Дербневой, предуведомление в ситуации, когда работник не приступает к трудовым обязанностям практически год, не является обязательным условием, так как не может повлиять на саму ситуацию.
Представитель «ЭК» сообщила также, что докладные записки и предложения, о которых говорит Дермелёв, получены и рассмотрены, о чем было сообщено заявителю (Дермелёв действительно получил на эту тему ответ от правления предприятия из четырёх строчек. - прим. авт.), а вот производственных травм у работника зафиксировано не было. «При этом заявитель долгое время наряду с работой активно занимался видами спорта, требующими силовых навыков, участвовал в соревнованиях, организовывал сам спортивные состязания», - отметила она. 
Роль профсоюза в своей ситуации сам Дермелёв оценил невысоко. По утверждению Сергея, «я им по барабану», профсоюз только торопил его с выходом с больничного, дал небольшое пособие и обещал обсудить его увольнение с дирекцией шахты, но в итоге не помог, хотя, например, был в курсе его вышеупомянутых докладных.
На это профсоюзный лидер шахты «Эстония» Юрий Грибовский ответил газете следующее:
«Ситуация с Дермелёвым отображает реалии нашего законодательства да и вообще социального устройства. Любой из нас может оказаться в его ситуации и при потере здоровья рассчитывать лишь на государственную пенсию по инвалидности. При производственных травмах по вине предприятия профсоюз всегда добивается выплаты регресса, и это даёт возможность пострадавшему работнику получать более достойный доход. Такая же ситуация и в случаях с доказанным профессиональным заболеванием. (…) Поэтому очень жаль, что Дермелёв обратился в профсоюз, уже получив заболевание,  а не сообщал в профсоюз ранее о недочётах в технике безопасности и организации труда, которые, как он считает, сказались на его здоровье. 
На сегодняшний день, по диагнозу у него заболевание не профессиональное, а травмы бытовые или спортивные, и работодатель в таких случаях не обязан брать на себя финансовую нагрузку. Возможности предоставить более лёгкие условия труда в концерне нет: шахта, карьер и железная дорога - это предприятия с тяжёлыми условиями труда, хотя я лично обсуждал с работодателем этот вопрос. Сергей и сам пишет о том, что мог бы работать электриком в больнице или сторожем, но не на производстве...»
Профлидер заверил, что «в дальнейшем, если Сергею будет необходима помощь, он всегда сможет обратиться к нам, а мы всегда сможем помочь».
 
По мнению трудовой инспекции
Выиграет ли Дермелёв всю «войну» за признание себя профбольным - ещё вопрос, но в одном маленьком «бою» он пока победил. В начале июня комиссия по трудовым спорам приняла решение о том, что бывший работодатель должен выплатить Сергею компенсацию за то, что поздно уведомил данного работника о предстоящем увольнении. Как пояснил «ИП» юридический представитель Дермелёва Янек Пахка, речь о том, что при длительной болезни работника работодатель может по прошествии четырёх месяцев больничного принять решение расстаться с человеком, но, учитывая стаж работника, должен известить об этом за 90 дней, а не за неделю, как было сделано. Впрочем, данное решение КТС в силу ещё не вступило.
Заместитель директора Инспекции по труду Эстонии Меэли Мийдла-Ванаталу сказала «Инфопрессу», что у инспекции тоже нет сведений о трудовых травмах или профессиональном заболевании Дермелёва.
- Диагностирование профзаболевания даёт работнику возможность обратиться за востребованием возмещения ущерба здоровью со стороны работодателя (можно требовать денежную компенсацию, связанную, например, с расходами на лечение). Если работодатель добровольно компенсацию платить не желает или работодатель и работник не достигают взаимного соглашения о величине выплачиваемого возмещения, то спор сторон решает суд и своим постановлением определяет, какую компенсацию человек заслужил получить, - ответила чиновник на вопрос о том, что означал бы в данном случае статус профбольного. 
Кстати, травмы, полученные человеком на ведомственных спортивных состязаниях, тоже иногда могут быть приравнены к производственным. 
- В определённых случаях, действительно, и травма, полученная на спортивных мероприятиях, организованных работодателем, может рассматриваться как несчастный случай на производстве. Но это лишь в случае, если доказано, что работник действовал в интересах работодателя (например, носил рубашку с лого предприятия или соревнования проходили в рабочее время) и у возникшей травмы есть причинная связь с работой или рабочей средой работника, - сказала Мийдла-Ванаталу.
Представитель «Эненфит Каэвандусед» по этому поводу отметила, что участие во всех спортивных мероприятиях, организованных предприятием, исключительно добровольное. 
Профессиональные заболевания в Эстонии диагностирует врач по гигиене труда. 
По словам Сергея Дермелёва, он намерен продолжать свои попытки, направленные на то, чтобы его травмы были признаны производственными, а заболевание - профессиональным, и на этом пути обещает вновь обращаться к средствам массовой информации.
 
Алексей СТАРКОВ
Фото автора:
Дермелёв, показывая свои спортивные награды, подчёркивает, что сейчас называет себя 
в первую очередь не чемпионом, а слесарем с 40-летним стажем.
Инфопресс №24 (2017 г.)
 


Возврат к списку