Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



«You’re fired!» по-йыхвиски

«You’re fired!» по-йыхвиски

Уже вторую неделю Йыхви пребывает в топе республиканских новостей в связи с тем, что здешний старейшина центрист Мартин Репинский за несколько дней расторг трудовые отношения с пятью руководящими работниками волостной системы: волостным секретарём, руководителем социальной службы, специалистом по бухгалтерии и директорами библиотеки и социального дома. Своё мнение о происходящем публично высказали даже такие институты, как союз писателей, союз библиотекарей и покидающая свой пост министр внутренних дел.
Почему старейшина, словно Дональд Трамп в своём известном шоу, сказал ряду видных волостных фигур «Вы уволены», как на это смотрит оппозиция и, главное, чем это аукнется Йыхви?

Мартин РЕПИНСКИЙ: «Чиновники не должны управлять избранными политиками»
- Гостелевидению вы объяснили увольнения тем, что успели понять, кто из чиновников и руководителей вписывается в пути развития волости и кто готов поддерживать необходимые Йыхви изменения. Газета вашей коалиции «Панорама» по этой же теме рассуждала, что, мол, любой новый руководитель создаёт свою команду, что тут странного. На первый взгляд, вроде так. Но что это значит на практике? «Не вписаться в команду» - значит либо человека попросили что-то сделать, а он не сделал, или вообще что-то нарушил. Как было в случае с этими пятерыми?
- Не только во власти, но и в частном секторе, когда берут нового руководителя, то не для того, чтобы он продолжал ту же политику, а для изменений. Когда я стал старейшиной, то девять месяцев старался по максимуму со всеми договариваться, чтобы люди приняли предлагаемые перемены. Но были и те, кто не приняли, и те, кто делал такие вещи, которые я не могу акцептировать. Например, используя свои рабочие ресурсы, занимались политикой - делали что-то в поддержку тех или иных политических сил на выборах в парламент.
- Но ровно в том же оппозиция обвиняет и вас: старейшина, баллотируясь в Рийгикогу, пиарился, пользуясь своим постом.
- Я не делал каких-то шагов специально в расчёте на выборы в Рийгикогу. Но старейшина - политическая фигура, и любое его действие так или иначе связано с выборами, куда бы он ни баллотировался. А чиновники… Да, они должны быть лояльны к действующей власти, как и любой подчинённый к руководителю. Но они должны быть и нейтральны. 
Я считаю, что цыплят по осени считают и про результаты всех этих увольнений можно будет сказать - ошибся я или нет - через два-три года, когда будет видно, как это повлияло на развитие самоуправления. Хуже было бы, если бы мы сейчас этих людей оставили и просто начали к ним придираться - ошибки ведь всегда можно найти. Но я говорил с ними откровенно: есть необходимость освободить место, давайте договариваться.
- Можете ли сказать, что со стороны уволенных было противодействие конкретным идеям по развитию волости?
- Звучали такие фразы: «Вы приходите и уходите, а мы здесь работаем». Политические руководители вроде министров или старейшин действительно меняются, а чиновники - «всё знают и всем руководят», и это во многом мешает развитию. У нас власть всё-таки принадлежит тем, кого люди выбирают, и если избранники народа предлагают свои идеи, то задача чиновника - претворять их в жизнь. Ротация чиновников как раз и помогает избавляться от чиновной власти.
Да, было противодействие. Оно выражалось в том, что какие-то дела тормозились, возникали бюрократические проволочки. 
- Тогда под какие конкретные идеи создаётся ваша новая команда?
- Благодаря нашим действиям мы за неполный год смогли получить деньги на строительство новой эстонской школы. А был момент, когда было уже почти решено, что для Йыхви этих денег не будет. Деньги на ремонт улицы Нарва маантеэ отдел развития уже и не помышлял просить. Наш результат - на эти цели получен миллион евро. Получим и средства на благоустройство парка.
Я собираюсь уходить в Рийгикогу, где всё равно продолжу помогать Йыхви в получении инвестиций. Первоочередные задачи: построить здесь новую библиотеку, которая будет стоить 3,5 миллиона евро, получить примерно такую же сумму на новый футбольный центр, решить вопрос с железнодорожным вокзалом и пешеходными туннелями и вопрос с полупустым социальным домом, убыток по которому растёт. 
- Темы не новые. Прежняя команда, что, не могла их решить?
- Считаю, что нет. Можно сказать, что развитием волостных учреждений должны заниматься не их руководители, а руководители волости. Да, основная функция ложится на нас, политиков, но и от директоров многое зависит: они всегда могут вести лоббирование через министерства, привлекать дополнительные возможности.
- Вы упомянули, что с нынешними кадровыми шагами можете и ошибаться…
- От этого никто не застрахован. Если ошибки выявятся, то в дальнейшем будут новые изменения. Вообще, что касается руководителей местных учреждений, я считаю, что здесь должна действовать та же система, что и на государственном уровне: директоров раз в пять лет переизбирать. Человек через пять лет может быть и снова избран на свой пост, но главное, он должен проходить через конкурс. 
- С кадрами, которые заменят уволенных, так и будет?
- Всё будет зависеть от того, как решит волостное управление. Моё предложение - перейти на такую систему. Но окончательно это не решено. Если переходить, то не частично, а во всех учреждениях, и это правило можно отразить в уставе волости.
- Будут ли сейчас новые уволенные, кроме этих пятерых?
- Я не планирую сейчас (беседа прошла 26 марта. - прим. авт.) больше увольнений. Та команда, которая остаётся, - я практически всеми доволен.
- Уйдёте в Рийгикогу в этой уверенности, а команда возьмёт и развернётся в другом направлении…
- Никто от такого не застрахован. Но я прикладываю все усилия, чтобы было так, как я запланировал. Во-вторых, я всё равно буду связан с волостным собранием, в-третьих, я руковожу йыхвиским отделением центристской партии, которой принадлежат места как председателя собрания, так и старейшины.
- То есть пойдёте по пути одного из известных городов, где руководитель, даже будучи членом Рийгикогу, всё равно решает в городе всё?
- Такого не произойдёт. Я не буду единолично руководить Йыхви, хотя у меня будет возможность влиять на многие решения.
- Оппозиция считает, что нынешние увольнения - не что иное, как создание йыхвиской коалицией базы для работы с электоратом на следующих выборах. Действительно, вполне логичное объяснение.
- В какой-то степени, естественно, эти действия связаны и с выборами. В этом ничего плохого нет, я считаю. Считаю также, что для Йыхви было бы хорошо, если бы после выборов 2021 года продолжила работу наша коалиция, а приход к власти тех, кто сейчас находится в оппозиции, был бы для Йыхви губительным. Посмотрите, на что она сейчас обращает внимание, - кредитные карточки, придирки по мелочам и т.п. Это говорит о том, что у оппозиции нет идей по развитию Йыхви.
Критикуя нас, они понимают, что раньше «под ними» были и социальный отдел, и некоторые учреждения. Их страх, что мы укрепляемся и благодаря этим действиям сможем получить больше голосов, обоснован. Но это нормально, это - политика.
Хотя нельзя сказать, что наша кадровая деятельность основана на партийном признаке. Мы за минувшие девять месяцев не взяли на работу ни одного центриста, но приняли, например, двух реформистов, хотя партия реформ в нашу коалицию не входит.
- На низовых уровнях партийная принадлежность не столь важный критерий, как личная преданность…
- Согласен.
- Увольнения последних недель могут обернуться судами?
- Один суд или жалоба в трудовую инспекцию будет - от директора библиотеки. Мы с ней эту тему обсудили. Я сказал, что у меня есть два предложения: компенсация за полгода или расторжение договора «по статье». Сказал также, что понимаю - во втором случае будет жалоба, формулировка увольнения будет изменена, назначена компенсация за три месяца и человек получит право на получение пособия от биржи в течение года. Видимо, всё посчитав, она решила, что второй вариант ей выгоднее.
- А с остальными четырьмя, значит, расстались «полюбовно»?
- Не в кавычках, а действительно полюбовно. Я им открыто сказал, в чём проблема, и с их стороны последовали заявления. То есть договоры были прекращены по соглашению сторон.
- Истории с йыхвискими увольнениями придано политическое значение. Даже министр МВД высказалась. На мой взгляд, дело в том, что эстонцы воспринимают происходящее как некую атаку на эстонское начало в Йыхви со стороны русского старейшины и как ещё один факт из того же ряда, что недавняя проблема вокруг языка преподавания в кохтла-ярвеской гимназии. Я ошибаюсь?
- Так это воспринимается и используется. Ведь известно, что самый острый политический вопрос в Эстонии - национальный. 
Некоторые политики, в том числе Катри Райк, поступают некорректно, пытаясь вмешаться в дела самоуправления. Кстати, на министра мы в четверг подаём в суд, поскольку в своём заявлении она привела лжеданные о том, что были выделены деньги некоммерческому объединению «Молодёжный парламент», чего на самом деле не было. Почему политики так поступают? Потому что понимают, что не за горами - следующие выборы. Если раньше я не считал место директора библиотеки политическим, то, увидев обратную реакцию, понял, что это так. Видимо, кто-то рассчитывал и на какую-то политическую поддержку с библиотечной стороны - мы же знаем, к какому министерству библиотеки относятся (минкульт, которым пока руководят соцдемы. - прим. авт.). 
Но это мелочи. Большая проблема в том, что есть люди, которые ведутся на эти провокации, касающиеся национального признака. Естественно, у меня даже в мыслях нет проводить «чистки» по этническому принципу, это раздувается политиками. В Йыхви более половины жителей неэстонцы, и логично, что среди тех, кто придёт на освободившиеся места, будут и представители нетитульной нации, но я не вижу в этом ничего плохого.
- Просчитывали ли вы последствия этих увольнений для Йыхви? В лучшем случае они нанесли или нанесут имиджевый урон, а в худшем, боюсь, речь может идти и о политической мести партий-оппонентов. То есть какие-то чиновники министерств и департаментов начнут тормозить решения о выделении Йыхви денег, и обещанное вами бурное развитие остановится?
- Я так не считаю. Наоборот, изменения в Йыхви, направленные на развитие, будут привлекать сюда больше инвестиций, в том числе государственных. 
- Ваш оптимизм, очевидно, связан с тем, что пока идут переговоры о государственной коалиции с участием центристов. Но если они не увенчаются успехом и к власти придут, скажем, реформисты…
- Тогда возьмём реформистов в коалицию и в Йыхви.
- То есть вы не боитесь, что Йыхви станет политически «токсичным» местом, как это было, например, лет пять-семь назад с Кохтла-Ярве, куда первые лица не приезжали и город жаловался, что он у государства в чёрном теле?
- Политический аспект я, естественно, отслеживаю, и есть разные запасные варианты (например, та же коалиция с реформистами), но думаю, у Йыхви и дальше будут хорошие отношения с государством. За последние девять месяцев даже негативный медиафон в отношении нас не воспрепятствовал привлечению сюда инвестиций на 8 миллионов.
- Чисто управленчески вы не заложили своими увольнениями «мину замедленного действия»? Если команда чиновников слишком заточена под определённую коалицию, то при смене коалиции неизбежны новые кадровые перетряски.
- Я на 90 процентов уверен, что наша команда отработает до следующих выборов. Во-вторых, прежние власти самоуправления не меняли кадры из-за нерешительности: «а что будет, если… а как это отразится…» В итоге чиновники «съедали» саму власть. Мне тоже было бы спокойнее досидеть до перехода в Рийгикогу, раздать премии и уйти. Но премиями людей не купишь. Если кто-то развитие тормозит, тут нужны решительные шаги.


Лидер оппозиции Нина НЕГЛАСОН: «Это покупка лояльных власти людей»
- Оппозиция критикует старейшину за произведённые им увольнения. Но ведь стремление создать свою команду и убрать противодействующих коалиционному курсу людей - вещь, которую делали и делают многие правящие силы. Разве не так же делали и вы, когда сами были правящим большинством?
- Мы за время пребывания во власти никого не уволили, кроме специалиста по строительству (история 2015 года вокруг первой попытки построить в микрорайоне торговый центр. - прим. авт.), но тогда у старейшины Айвара Сурва были веские причины, поскольку у чиновника была не выполнена работа. В остальном мы знали, что не все люди, работающие в волостной системе, скажем так, наши самые горячие сторонники. Но никого не трогали.
Во-вторых, в законе о публичной службе нет такой статьи, как увольнение чиновника по соглашению сторон.
И ещё момент: откуда берутся деньги на компенсацию уволенным? Шестимесячные возмещения - это большая сумма. Я считаю, что старейшина разбрасывает волостные деньги для того, чтобы уволить тех, кто ему мешает, и купить на их места новых людей. У нас в бюджете не предусмотрено денег на такие вещи. Или бюджет в части зарплаты нынче сознательно был спланирован таким большим, чтобы решать эти вопросы? Или старейшина собирается искать эти деньги в других статьях? Время покажет. 
Что касается социального дома, то у него свой бюджет, и если сегодня оттуда выплатят деньги бывшему директору, а на его место возьмут нового, это тоже будет увеличение финансовой нагрузки.
- Бывший строительный специалист, которого вы упомянули, насколько помню, потом всё-таки выиграл у волости в суде. А вообще-то этой историей увольнения не ограничивались. Стоит вспомнить хотя бы, что в свою бытность йыхвиским старейшиной Тауно Выхмар любил говорить, что каждое рабочее место чиновника должно приносить волости своего рода «прибавочную стоимость». 
- Да, не отрицаю, что в те годы было уволено ещё несколько человек. Но такого «геноцида», как сегодня, всё же не было.
- «Геноцида»?
- Да. Потому что увольняют, я бы сказала, только эстонцев.
- Оппозиция действительно оценивает нынешние увольнения как некое уничтожение эстонского духа в Йыхви?
- Да, я с такой оценкой полностью согласна.
- Для чего, на ваш взгляд, происходит упомянутая выше «покупка людей»?
- Для того, чтобы укрепить свою позицию на следующих выборах. Если мы посмотрим на соседний Кохтла-Ярве, там так и действуют: на всех местах должны быть только свои люди.
Возьмём хотя бы йыхвискую спортшколу, руководить которой поставили Евгения Федоренко, у которого до сих пор практически не было никакой связи со спортом, хотя была и альтернативная кандидатура на это место -  человек с опытом спортивного руководства Тоомас Ныммисте.
- Интересно, что старейшина вашего упрёка насчёт укрепления позиций к выборам и не отрицает, но добавляет, что это политика, а в политике такое бывает.
- Не знаю. Ни один волостной старейшина до Репинского таких репрессий себе не позволял. Единичные случаи конфликтов были, но сегодняшнее я называю именно репрессией.
- С другой стороны, большинству уволенных предложили компенсацию, то есть не вышвырнули на улицу по виновным статьям, а сделали по-человечески.
- По-человечески, это покупка голосов.
- О невозможности расторжения отношений с чиновником по соглашению сторон… В законе о публичной службе есть статья «Освобождение от службы по желанию чиновника».
- Человек приходит утром на работу, зная, что будет работать. К нему приходит команда управы и говорит, что он им больше не нужен. Где тут «желание чиновника» уйти?! Нет, понятно, что если от тебя хотят избавиться, то будут всё для этого делать. Люди, которых сейчас уволили, грамотные, дело знают, без работы не останутся, и они рассуждают так: «Стоит ли нервы портить? Легче уйти».
- Это тоже желание, хотя скорее вынужденное.
- Вот именно вынужденное желание.
- Положа руку на сердце, эти уволенные - на данный момент пятеро - действительно были, так сказать, агентами оппозиции во властных структурах?
- Никто из них не был «агентом оппозиции». Это были люди, которые знали своё дело и занимали своё место.
- С точки зрения оппозиции, было ли в этих увольнениях нарушение законов? Насчёт директора библиотеки сам старейшина предполагает, что ещё будет трудовой спор, а по остальным?
- Я не юрист, не могу сказать. Но мне кажется, что закон нарушен в том плане, что старейшине никто не давал полномочий платить из казны такие деньги в качестве компенсаций.
- Что оппозиция собирается делать дальше? Объявить очередное недоверие вы не сможете - голосов у вас не хватит…
- Я думаю, они сами тем, что раз за разом не соблюдают закон, дойдут до того, что окажутся в нехорошем положении.
Мы не можем взять уволенных обратно, не можем предотвратить новых увольнений, это не в наших силах. Просто к каждому придёт тот день, когда он должен отчитаться о сделанном.
- Это день выборов.
- Да, день выборов. Или суда.
- Реальных законных рычагов у вас, стало быть, нет?
- Запросы мы, конечно, можем делать. Но жизнь показала, что на них отвечают настолько высокомерно и… ничего не отвечая по сути, типа «отстаньте от нас».
- Будет ли оппозиция прибегать к такой тактике, как максимальное привлечение к Йыхви политического внимания, чтобы в конце концов для Йыхви оказались перекрыты какие-то каналы финансирования, решения вопросов в министерствах и департаментах?
- Этого точно не будет, потому что здешний народ не должен страдать от этого политического «цирка». Говорить и писать мы будем, но создавать для Йыхви препятствия в получении денег на какие-то проекты, конечно, нет.
- Но в результате вашей деятельности эффект политической «токсичности» Йыхви может создаться сам по себе.
- Думаю, этот эффект уже возник, для этого постарались Мартин Репинский и его коалиция. Они делают всё для того, чтобы такой имидж создать. Это сделано их, а не нашими руками.
- Но пока при них ни один проект в Йыхви не остановился.
- Не всё измеряется вопросом «дали - не дали денег». Реноме Йыхви ещё никогда не был столь низким, как сегодня. Я бы очень хотела надеяться на то, что этот политический «цирк» не станет помехой для йыхвиских проектов - новой эстонской школы, ремонта Нарва маантеэ...
- Старейшина полагает, что сегодняшняя деятельность оппозиции - запросы, запросы - показывает, что конструктивных идей по развитию волости у вас нет. 
- Мы видим его идею - максимально укрепить свою позицию. Какой нам смысл нести ему свои идеи на блюдечке? Например, когда мы некоторое время назад говорили о железнодорожном вокзале, то с мыслями о том, чем это здание наполнить, в общем-то, вышел наш депутат Меэлис Тинт. Прошло некоторое время, и с точно такими же идеями выходит Репинский, преподнося это как своё. 
- Можно ли сказать, что оппозиция сейчас держит «в сейфе» какие-то предложения, которые не хочет оглашать, потому что тогда их присвоят оппоненты?
- Есть несколько идей, которые мы обсуждали с Айваром Сурва, когда он ещё был старейшиной, но сейчас мы с ними выходить не будем.

Алексей СТАРКОВ
Фото автора
Инфопресс №13 (2019 г.)

Возврат к списку