Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Эстонские деньги в российскую экономику

Алан Мянд - первый из бизнесменов Ида-Вирумаа, кто решил вложить свои деньги в строительство торгово-развлекательного комплекса в российском Кингисеппе. Все прежние его проекты (Jewe, Tsentraal, Caspar) оказались успешными. Но одно дело строить у себя дома, а другое - инвестировать в строительство за рубежом, тем более в России, отношения с которой на политическом уровне более чем прохладные. Об этом и пошел наш разговор.

- Соседи у нас есть везде - на севере, западе, юге. Только вот восточного почему-то боимся больше. У меня в Кингисеппе есть партнеры, хорошие друзья, и поэтому когда они предложили совместный проект, я и еще три эстонских бизнесмена согласились. Почему бы и нет?

- Расскажите немного о проекте.

- Это торговый комплекс такого же объема как и Jewe, на 10 тысяч квадратных метров, двухэтажный - типичный проект недвижимости. В нем разместятся фирмы, торгующие всем: от продуктов до промышленных товаров, банковская контора, игровые автоматы для детей и т.д. Перед зданием будет большая площадка для автомобилей.

- А когда возникла сама идея?

- Три года назад. Когда нас пригласили российские партнеры и показали земельный участок. Само же строительство начали в мае прошлого года.

- То есть уже после апрельских событий.

- Да.

- В какой-то степени эти события повлияли на ход строительства? И насколько политика мешает бизнесу?

- На местном уровне ничего не ощущается. Во взаимоотношениях с обычными людьми, в контактах с местными чиновниками - лично я ничего не почувствовал.

Хотя были опасения, что на волне экстремистских лозунгов, которые неизбежны в таких сложных ситуациях, большая политика коснется и нас, что при раздутой в средствах массовой информации эстонофобии сотрудничество может прерваться. Но ничего такого не случилось. Шел обычный, нормальный рабочий процесс.

- Руководитель йыхвиского представительства Торгово-Промышленной палаты Маргус Илмъярв утверждает, что наши бизнесмены не хотят инвестировать свои деньги в российские проекты прежде всего из-за сложностей в согласовании тех или иных вопросов, которые решаются не столько по закону, сколько на основании личных приязней или неприязней российских чиновников.

- Могу лишь сказать, что все свои действия мы осуществляем в законном порядке.

- Я имела ввиду несколько иное. Например, чиновник может какую-то бумагу сразу подписать, а может потянуть с утверждением неделю-другую.

- В России тоже есть определенные законом сроки, по истечении которых чиновники должны дать ответ. Если они с ним задерживаются, то имеешь право спросить с них за это. И никаких личных отношений с работниками государственных учреждений у нас нет. Более того, мы наняли юридическую фирму, которая от нашего лица и решает все текущие вопросы.

- Чем строительство в Эстонии отличается от подобного в России?

- Россия - страна большая, соответственно, и законов больше, которые надо соблюдать и выполнять. Это называется государственная бюрократия. Поэтому в Эстонии этот объект мы построили бы за 8 месяцев, а в России – за год и два месяца. В этой стране есть такие законы, которые у нас уже не существуют.

- Например?

- У нас более простые санитарные нормы и всю ответственность за объект от начала до конца несет архитектор. В России иначе. Там стопка бумаг согласований, утверждений, разрешений, образно говоря, достигает высоты два метра, у нас же полметра.

- Странно это слышать. Как раз Евросоюз обвиняют в излишней бюрократии, а по вашим словам, у нас ее почти что и нет...

- Не знаю, как, например, в Германии, но в Эстонии бюрократии мало. Сужу это по своей практике. Но в больших странах и должна быть бюрократия, потому что это другой масштаб, другие люди, другие условия, необходимо больше контроля за соблюдением юридических и прочих норм. Наше государство маленькое, всё прозрачнее, правила и требования - четкие и ясные, в том числе и по строительству.

Например, здесь мы со своим проектом идем в комиссию по строительству волостного собрания, если проект согласован со всеми службами (охрана здоровья, электро-, водоснабжение и т.д.), то без проволочек он рассматривается комиссией, которая дает добро. В России по-другому. Вначале эскизный вариант пойдет в областной отдел архитектуры, который имеет право рассматривать документы до трех-четырех месяцев. После этого туда же пойдет уже рабочий проект, который специалисты опять анализируют три-четыре месяца, делают замечания, которые ты должен устранить. У нас всю ответственность за проект несут конструктор проекта, который его делал, архитектор, а также страховые компании. В России же проект этого конструктора перепроверяют десять человек, всё ли там правильно.

- Насколько оправдан такой контроль?

- В нашей маленькой стране все специалисты на учете, все известны, а в России откуда знать, насколько компетентен в области строительства человек, подавший проект? Всегда существует опасность попасть на непрофессионала, отсюда необходимость перепроверок. Я полагаю, что именно по этой причине.

- Итак, проект согласован, деньги на строительство есть, пора приступать. И на первый план выходят субподрядчики - те, кто непосредственно будет реализовывать проект в жизнь, строить.

- В субподрядчиках у нас часть эстонских фирм, которые уже давно работают в России, часть - крупные российские фирмы. Конечно, никогда не бывает так, чтобы заказчик был всем доволен, но все вопросы решаются в рабочем порядке, так что здесь у нас проблем нет. Сами рабочие - из Ленинградской области, из Нарвы, Силламяэ. То есть этот проект дает работу и нашим людям, причем хорошо оплачиваемую: в России сейчас в сфере строительства идет подъем зарплаты.

- Ваше решение инвестировать деньги в строительство за рубежом, в России, многих удивило. Вы продали "Централ" и Jewe в связи с этим?

- Нет. В бизнесе, который развивается, постоянно что-то продается. Иначе - застой. Если бизнесмен вам скажет, что у него ничего не продается, то он скорее всего лукавит. Всё зависит только от цены - если условия и цена устраивают обе стороны, то проблем с продажей не возникает. Ведь бизнес и строится на этом - что-то продал, потом начал новый проект с новыми идеями... и снова продал. Если остановиться на достигнутом, то существует опасность погрязнуть в рутине.

Развитие бизнеса предполагает постоянное движение вперед, переход на новый уровень. Продав местные объекты и войдя в российский проект, я сделал еще один шаг вперед. Это новый вызов, который я принял.

- В свое время, когда только зародился проект строительства "Централа", многие предприниматели вас не поддержали. Идею посчитали утопической. Однако риск оказался оправданным, "Централ" прекрасно функционирует. А как отнеслись люди бизнеса к вашему российскому проекту? Тоже скептически?

- В основном негативно. Они не верят, что в России может быть стабильность и что эстонский бизнес способен там развиваться. Но, к примеру, у меня до сих пор не было никаких неприятностей. Не исключаю, что они могут возникнуть впредь, но пока всё идет по плану.

- Когда намереваетесь завершить строительство?

- В конце года.

- Вы продадите здание или будете сдавать площади в аренду?

- В аренду. А далее... далее в том же регионе от российских партнеров по бизнесу есть уже новые предложения. Будем их рассматривать и делать уже следующие шаги.

- Вы являетесь депутатом волостного собрания, а Йыхви и Кингисепп сейчас работают в международном проекте INERREG III, в связи с чем происходит постоянный обмен российскими и эстонскими делегациями. Такое сотрудничество между городами помогает вашему бизнесу?

- Конечно, те контакты, которые завязываются в ходе совместной работы, помогают всегда. Как гость этого города могу подойти к любому чиновнику и получить ответ на любой интересующий меня вопрос.

- Будете ли еще что-то строить в Эстонии? Или все помыслы теперь устремлены только в восточном направлении?

- Конечно, будем. На окраине Йыхви, например, сконцентрирован автомобильно-строительный бизнес, и там есть свободный земельный участок, который хотим использовать под строительство автомагазина, для чего уже ведем переговоры с одной фирмой, продающей автозапчасти, шины - надеемся, будущим арендатором. Новое здание появится в ближайшие два года. Далее согласно общей планировке за зданием уездной управы намечено построить отель, в здании которого будут размещаться и различные бюро. Сейчас делаем уже более подробную планировку. Хотим расширить Jewe, после чего автостанцию перенесут ближе к Нарвскому шоссе, а площадь будет почти вся застроена. Парковку предполагается сделать двухуровневой: подземную и на крыше. Таким образом мы хотим создать мини Viru keskus. Дело осталось за утверждением детальной планировки - увязывании юридических вопросов. Нужно только время.

- Не думали построить еще один жилой дом?

- Сейчас на эстонском рынке недвижимости спрос упал.

- А в России?

- Там строить и продавать жилье проще, чем у нас, поскольку продают и покупают его без отделки - обоев, кафеля, полового покрытия. Так получается более дешевый вариант. У нас же люди хотят купить квартиру и сразу въехать в нее.

- Откуда берете строительный материал для российского проекта?

- Если что-то эстонское, то покупаем в наших представительствах в России. А так обычно всё российское, хотя вентиляционные материалы, например, идут из Франции. Но спросом более всего пользуется эстонский цемент. Его в России не хватает, и он стоит в три раза дороже нашего.

- Алан, вы рисковый человек?

- Есть вещи, которыми я никогда не стану рисковать, но что касается бизнеса, то в какой-то мере да.

Ольга ТАРАСОВА

Фото автора

P.S. Стоит, наверное, добавить, что в связи с российским проектом Алана Мянда трудно застать на месте. И это интервью состоялось не сразу - нередко эстонский бизнесмен отвечал на телефонные звонки, будучи в России. Любое строительство требует не только больших денег, но и внимания, контроля. Однако это стоит того - уже через несколько месяцев в Кингисеппе появится красивое здание в рамках первого эстоно-российского проекта. Который вне всяческих катаклизмов. Политики ругаются, а бизнес идет...


Возврат к списку