Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Медали горным инженерам

Медали горным инженерам

Если к 90-летию добычи сланца в Эстонии был приурочен выпуск юбилейной книги-летописи, то нынешнее столетие эстонской горной отрасли активисты Эстонского горного общества решили отметить вручением инженерам-ветеранам юбилейных медалей. Около сорока человек получили памятные награды в Йыхви в конце прошлой недели.

Медали изготовлены из серебра (помогли спонсоры) и являются именными. Всего их выпущено 150, и к настоящему времени вручена уже половина - сначала в Таллинне, теперь вот в Йыхви. Оставшиеся памятные знаки их обладатели получат во время празднования Дня шахтёра в конце лета. Медали предназначены для горных инженеров и наиболее выдающихся горных техников, сказал «ИП» инициатор акции почётный член Эстонского горного общества Николай Варб, который и вручал награды вместе с бывшим генеральным директором «Эстонсланца» и также почётным членом общества Юло Тамбетом. 
Церемония, само собой, дала повод не только для традиционных слов благодарности, но и для некоторых оценок пройденного эстонской сланцевой отраслью пути и её перспектив.
Так, получивший награду бывший руководитель «Ээсти Пылевкиви» и экс-парламентарий Лембит Кальювеэ подчеркнул как важнейший итог тот факт, что эстонская сланцедобыча всё-таки остаётся в эстонских, а не иностранных руках. Он призвал с благодарностью вспомнить и то, что стимулом для послевоенного развития отрасли стали потребности в энергии для города на Неве: если бы не Питер, добыча и переработка «коричневого золота» не достигли бы столь высокого уровня.
Сланец - это тепло, энергия, свет в здешних домах, но нынешнее состояние и перспективы разработки главного ископаемого Эстонии у старшего поколения специалистов вызывают беспокойство, ведь, например, если в 80-х годах сланец добывали семь-восемь шахт и разрезов, то теперь в системе «Ээсти Энергиа» добычных предприятий осталось лишь два. Пришедший на церемонию вручения знаков член правления энергоконцерна Андрес Вайнола постарался эти тревоги развеять, дав понять, что планы и перспективы у добычи имеются. В качестве таких перспективных проектов он назвал т.н. суперлаву на шахте «Эстония» и подготовку к приобретению подземного комбайна для карьера «Нарва», дал понять, что «ЭЭ» не отказалось и от намерений строить шахту «Уус-Кивиыли». 
Над всем этим, однако, сегодня дуют «рыночные ветра». Топ-менеджер привёл пример: летом, когда генерирующие мощности на открытом энергорынке массово становятся на ремонт, цена энергии может прыгнуть вверх, и это заставляет сланцедобытчиков среагировать очень быстро, чтобы не упустить выгодный момент. Эстонские шахтёры, по словам Вайнола, показали, что они это могут.
Разделяет он и оптимизм по поводу эстонской принадлежности сланцедобычи и переработки:
- Благодаря этому гораздо более серьёзно смотрят на окружающую среду и социально-экономические вещи, чем если бы отрасль принадлежала иностранному капиталу, - утверждал Вайнола.
…Среди получающих памятную награду Горного общества - специалисты, оставившие заметный след в истории «Эстонсланца»-«Ээсти Пылевкиви» минувших четырёх-пяти десятилетий. Это, например, бывший руководитель горноспасателей Владислав Левковский, бывшие директора шахт и разрезов Яан Сурва, Олег Бочак, Лео Торн, Велло Тохвер, Александр Тульчинский, Айво Вийрлайд, ведущие инженеры Мати Раннус, Яан Куузик, Хантс Винкман, Лев Иванов, стоявший у истоков завода взрывчатых веществ Аркадий Петровицкий, учёные Энно Рейнсалу, Велло Каттай, известный ветеран спорта Рихард Рооден и другие. Как говорится, потенциал у горного общества большой. А вот насколько ветераны сегодня не в дни торжеств, а в будни вовлечены в процессы выработки решений, касающихся судьбы их родной отрасли? На этот вопрос Николай Варб ответил дипломатично: «К сожалению, не так много, как надо». 

«Без сланца Эстонии не обойтись», но…

Полушутя во время поздравительных речей говорилось, что вот, мол, нынче отмечаем столетие сланцедобычи, но желаем, чтобы наши преемники так же собрались и отметили её двухсотлетие. Верит ли в это один из руководителей-ветеранов, получивший юбилейную медаль, - экс-директор объединённого разреза «Сиргала» Матти МААК?

- Господин Маак, каким был ваш путь в «Эстонсланце»?
- В 1963 году я окончил ТПИ как горный инженер и сразу пошёл работать по распределению. В зависимости от успеваемости, ты мог сам выбрать себе место, и я выбрал «Сиргала», который в то время как раз действовал второй год.
- Самое новое предприятие на тот момент?
- Самое. Кроме того, там были такие здоровые машины, как экскаватор ЭШ 15/90, которых в жизни никто ещё не видел. Вот с того времени я и работал: горным мастером, помощником начальника участка, начальником участка, главным технологом, замом по производству и, в конце концов, директором предприятия, которое уже включало в себя и «Сиргала», и карьер «Вивиконд». 38 лет провёл на открытой добыче.
- Что больше всего запомнилось вам за эти годы? 
- То время, когда был довольно большой спрос на сланец - 32 миллиона тонн в год. Тогда и у нас нагрузка была более семи миллионов. Это приводило… ну, не к разводу в семье, но к тому, что не видел ни суббот, ни воскресений. Подчинённые как будто за честь считали и ночью позвонить и доложить: проблема такая-то и такая-то. А дома жена, дети маленькие. Трудновато было.
Но, в общем-то, всё было интересно, особенно первое время после прихода на работу. В институте - теория, а здесь большие машины наяву, и ты должен задать им работу, сделать технологические карты и паспорта, проследить за выполнением.
- Кто из работавших рядом вспоминается вам сегодня в первую очередь?
- Мне очень многое дал работавший директором «Нарвского», а у нас - главным инженером Аллан Фрейберг. Он умел добиваться результатов, которых хотел, не руганью и тому подобным, а видя и обосновывая желаемое. Умный, интеллигентный человек. Как и его отец - Александр Фрейберг, который был председателем дипломной комиссии, когда мы окончили ТПИ.
Ещё был у нас такой Калью Хинсберг, запомнившийся мне своей преданностью капитальному строительству, стремлением что-то делать. Предприятие ведь работало где - на болоте, а там очень важно проводить работы по отведению воды, и у него это была, можно сказать, любимая тема.
Много людей хороших было, много…
- Будь вы сегодня, скажем, министром экономики - какую политику в отношении сланцедобычи вы бы вели? Такую, как она сейчас есть, или что-то изменили бы?
- Сегодня на церемонии сказали, что сейчас уже нельзя, как в советское время или в первые годы эстонской власти, стремиться к высоким цифрам добычи - «сделаем 15 миллионов, 16…» Сейчас всё зависит от спроса. Правильно Вайнола говорил, что надо моментально угадать - когда, куда и сколько сланца нужно, чтобы больше заработать или оправдать затраты. Так что сегодня просто надо быть очень гибким.
- Когда говорят, что сланцедобыча находится на последнем издыхании, что её скоро не станет, что сланец не нужен, вы разделяете эти опасения?
- Эти утверждения - абсолютное враньё! Без сланца в Эстонии никак не обойтись. То ли он пойдёт на электроэнергию, то ли на масло, и не только для печей. Главное - сейчас нужно бы найти такого инвестора, который начал бы разрабатывать химические возможности сланца - что хорошего ещё можно из него сделать? 
- Специалисты говорили мне, что придумать какой-то новый товар из сланца сложно…
- Сложно. Нужно большие копейки вложить сначала, чтобы этим заниматься. Научные исследования, потом испытания, а дохода это ещё не приносит, и ты должен вкладывать и вкладывать. Поэтому я и говорю - дело в инвесторе. Если у тебя деньги есть, кто-то тебя финансирует - ты можешь придумывать хорошие вещи.
- Критики отрасли добавляют, что при всей важности сланца как топлива и химического сырья тысячи гектаров в результате превратились в «лунный пейзаж». Вы не считаете, что нанесли природе очень большой ущерб?
- Я бы сказал, совсем наоборот. Был в советское время такой министр лесного хозяйства Тедер. Он часто посещал нас, потому что был не только министром, но и лесником в душе. Его очень интересовало - что мы тут рекультивируем, что сажаем на выработках, что получается. И он сказал: ребята, вы проводите такую хорошую работу, что вам чуть ли не ордена надо давать, потому что из болота вы сделали площади, где замечательно растёт лес и там появились звери, которые признали и освоили его. 
Ничего не скажу про влияние подземных работ, потому что мало сталкивался с ними. Но если взять терриконики, то они ведь занимают не такую уж большую площадь.

Алексей СТАРКОВ
Фото автора
Инфопресс №30 (2016 г.)





Возврат к списку