Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Новый йыхвиский старейшина рассчитывает на длительную работу

Новый йыхвиский старейшина рассчитывает на длительную работу

В интервью «Инфопрессу» назначенный в конце мая на должность старейшины волости Йыхви Эдуард ЭАСТ (до ноября прошлого года бывший мэром Нарвы и утративший этот пост по недоверию) ответил на вопросы о том, стоит ли опасаться прихода в самоуправление человека, ранее работавшего в обанкротившемся предприятии, о том, как он, центрист, собирается работать «меж двух центристских огней», и о том, может ли он пообещать Йыхви энное количество новых рабочих мест.

- Господин Эаст, прежнему хозяину кабинета йыхвиского старейшины Айвару Сурва большинство депутатов волостного собрания объявили недоверие - значит, его работа не устраивала. Что вы в качестве старейшины будете делать по-другому?
- Во-первых, по законодательству для объявления недоверия вообще не нужно никаких обоснований. В законе предусмотрено только, что вотум объявляется большинством. Во-вторых, о причинах недоверия предшественнику мне очень сложно судить, я этим вопросом не занимался, и мой «чистый лист» здесь начал заполняться только 20 мая.
- Когда шли переговоры с новой коалицией, выдвинувшей вашу кандидатуру, были ли с их стороны условия: пожалуйста, вот это делать иначе, изменить «курс корабля»?
- Сказали: мы знаем, что ты честный и профессиональный в этой области человек, поэтому и зовём тебя на эту должность. Пожелание было - делать всё максимально открыто и больше вести разъяснительную работу с волостным собранием. Причём не только с теми депутатами, которые решили меня назначить, но со всем волостным собранием. Я так понимаю, что вот этот момент, может быть, был недостаточно развит. 
- Был ли перед вами положен, условно говоря, «чёрный список» тем, объектов, людей - «вот это дело надо заморозить», инициативу вот этого человека «приглушить» и т.д.?
- Нет. Наоборот, было сказано, что с моим приходом ждут бóльшего импульса развитию. Я так понимаю, что, по мнению этих людей, процессы развивались не с той динамикой, как хотелось бы.
- Диапазон интернет-комментариев по поводу вашего прихода на новый пост таков: от «человек хороший, повезло Йыхви» - до «пешка, ведомый человек, знаю по Нарве»… 
- (смеётся) Ну, комментаторы бывают разные, есть и такие, которые подходят чисто эмоционально, а на уровне кухни мы ведь все знаем, как руководить государством. Если серьёзно, то я думаю, здесь важнее, как ты сам оцениваешь сделанное. И ещё, очень многое зависит от условий, в которых ты работаешь. Можно оказаться в неких рамках, но даже и в них стараться что-то сделать.
- Вы член центристской партии?
- Да.
- В Йыхви центристы есть и в новой коалиции, которая теперь сложилась, и в оппозиции. Вот любопытно, как же вам будет работаться, учитывая партийный фактор?
- На данный момент я, скорее, неактивный член партии. Если говорить про мою работу в нарвской мэрии, то там мне было бы смешно не принадлежать к центристской партии, будучи избранным на пост мэра с её стороны. Поэтому в Нарве это был достаточно логичный шаг, вдобавок и взгляды у меня близкие к центристским – это либеральная партия…
- Центристы - либеральная партия?
- Да, они, как и реформисты, входят в международный Альянс либералов и демократов Европы, просто одни являются более правыми, другие более левыми…
В Йыхви моё членство в партии такой роли, как в Нарве, не играет. Если начнутся попытки партийного влияния на мою деятельность, то у меня есть все основания выйти из партии, поскольку моя должность с ней не связана, меня позвали на работу за деловые качества, а не по линии партии. 
- Знаете, Эдуард, вотум недоверия, на самом деле, ещё не повод говорить о деловых качествах человека. Это так называемая реальная политика, а в ней роль играет не только то, как ты работаешь, честен или нечестен, умён или глуп и т.д., но и то, подходишь или нет ключевым фигурам соответствующего самоуправления. Поэтому недоверие, бывшее в вашей биографии в Нарве, я бы поставил на второе-третье место. Но вот нарвский АТП - «Нарва Буссивеод», с которым вы тоже были связаны и который являет собой пример плачевный (фирма объявила о банкротстве. - прим. авт.), заставляет задать вопрос: насколько новый старейшина экономически грамотен? Не происходит ли такого, что, поучаствовав в развале нарвского предприятия, он теперь пришёл «рулить» Йыхви?
- Я ни в коем случае не связан с тем, что называется «развалить предприятие». На «Нарва Буссивеод» я работал около трёх лет, и из них примерно восемь месяцев - в качестве прямого руководителя. Экономические беды предприятия начались гораздо раньше - в 2006-2007 годах. Я руководил им уже в 2013-м. За эти месяцы было напрямую сэкономлено около 140 тысяч евро, предприятие было отодвинуто от банкротства, и 2013 год был единственным, когда «НБВ» было в прибыли. Так что надо отделять мух от котлет. 
- Но в конце концов «НБВ» всё же «гикнулось»…Почему?
 - Когда я стал председателем правления, у меня был составлен план из 15-ти шагов, в результате которого предприятие должно было к 16-му году выйти на нормальный экономический уровень. Почему этого не произошло? Потому что общее руководство города, так сказать, этого не акцептировало.
Понимаете, я до Нарвы проработал семь лет в банке. Если пытаться представить человека, который в экономике ничего не смыслит и дела вести не умеет, то такой орган, как банк, причём ведущий в стране, вряд ли семь лет терпел бы подобного работника.
- А вы ушли из банка сами?
- Да, ушёл сам, потому что наступили времена, когда лизинговую тематику, которую я вёл и которая была отдельным направлением, объединили с работой других банковских сотрудников. Я до сих пор считаю, что это было неправильно сделано.
- Вернёмся к Йыхви. Сейчас соотношение новой коалиции и новой оппозиции - 11:10. Не исключаю, конечно, попыток перетянуть туда-сюда несколько голосов для более устойчивого соотношения, но, может, этого и не получится и останется такое вот зыбкое колебание. Не боитесь, что эти весы легко качнутся и против вас, а ведь это был бы удар по политическому реноме - получить подряд два вотума недоверия… В глазах широких народных масс это крест на политике: «там его выгнали, тут выгнали».
- Если мы говорим о нарвском недоверии, то на душе у меня спокойно. Если ты не выполнял какие-то неразумные и противоречащие развитию города решения, то уйти с поднятой головой совершенно не сложно. Другое дело, что это неприятно. Что касается Йыхви, то я считаю, что разумные предложения, которые исполнительная власть будет выдвигать, найдут поддержку и в рядах оппозиции. Сил придаёт и то, что одиннадцать депутатов, назначивших меня, принимают все решения консенсусно. 
- Вы собираетесь поработать в йыхвиском самоуправлении только до ближайших выборов, то есть до осени следующего года, или баллотироваться здесь на этих выборах, чтобы продолжить работу старейшиной? 
- В политике всё очень быстро меняется, но в голове у меня всё-таки длительные планы на работу в Йыхви. Мне не нравится никуда приходить на один день. Смею сказать, знаю работу в самоуправлении, её преимущества, возможности. Другое дело, что публичные процессы обычно развиваются долго. Как один мэр сказал: сначала ты приходишь и что-то планируешь, во втором сроке полномочий что-то начинает получаться, а в твой третий срок можно уже ленточки разрезать… но в это время на твоё место приходят другие.
- В какой мере вы будете опираться на мнение простых жителей, апеллировать к нему, получать его напрямую? Чтобы не только чиновники или депутаты говорили «надо сделать, это хорошо для народа», но вы и лично знали, что хорошо, что плохо?
- Очень желаю этого. Я готов со всеми людьми встречаться. Естественно, в рамках разумного времени, чтобы, например, поездка в министерство от этого не пострадала. Полагаю, эти встречи должны происходить в первую очередь на мероприятиях клубов по интересам или национально-культурных объединений. Совершенно не исключаю и частные встречи, когда люди обращаются.
- Но приём-то населения по личным вопросам будет?
- Да.
- Сейчас наиболее актуальными и знаковыми для Йыхвиской волости являются несколько проектов. Что будет с основной русской школой? Что будет с торгово-развлекательным центром около парка, который в определённой степени и стал поводом для смены власти? Что будет с продлением улицы Пуру теэ до виадука?
- Мои оценки здесь пока осторожные, поскольку не всю ещё документацию я изучил. С продлением Пуру теэ, как мне представляется, дело обстоит легче, поскольку этот вопрос уже на рассмотрении в Фонде развития предпринимательства, ведутся активные переговоры. Самоуправлению надо разобраться с другим - есть ли смысл этот проект дополнить за счёт собственных средств какими-то площадками, инфраструктурой и т.д.?
Реконструкция основной русской школы, естественно, в фокусе нашего внимания. На данный момент, я считаю нужным снова собрать все заинтересованные стороны и обсудить все «за и «против» того, снимать или не снимать два этажа учебного корпуса... 
- …и чем их заполнить? До сих пор разговор шёл больше на уровне «надо что-то делать».
- Есть вполне реалистичный вариант, связанный с кружками по интересам, внеклассной работой. Почему они там не могут находиться? Директор школы готова эту деятельность расширять. Да, нужно смотреть технические нюансы - должны ли быть там отдельный вход, отдельные коммуникации. Но в любом случае мы должны прийти к консенсусу - да, мы оставляем эти этажи и сможем наполнить их деятельностью. Просто снести - тоже очень жалко.
- Я бы сформулировал главный вызов, связанный со школой, так: нельзя «уболтать» эту тему и потерять возможные проектные деньги!
- Абсолютно согласен. 
- Что теперь, после смены правящей силы, Йыхви будет делать в плане подготовки к административной реформе? С каким самоуправлением состоится «сватовство»?
- На мой взгляд, данная реформа должна опираться на два столпа. Первый - это экономический потенциал, который возникает за счёт объединения. Но важно ещё и то, что самоуправление - это как маленькое государство, люди здесь сошлись, им нравится здесь жить, поэтому важно, чтобы жители были более-менее близко настроены. С точки зрения такого настроя, мы говорим в первую очередь о реформе, которая должна объединить Йыхви и волости, располагающиеся вокруг. Если говорить о Кохтла-Ярве, то это вполне самодостаточный город, чтобы существовать отдельно.
Так что курс сейчас - на соединение с соседними волостями. Инициативу в этом плане взяла волость Тойла, и продекларировано, что двери открыты и для других волостей. 
- Актуальнейший для Йыхви вопрос - безработица. Целевое учреждение, среди учредителей которого и йыхвиское самоуправление, создало на окраине города площадку для промышленного парка, ну а что дальше? 
- Ни государство, ни местное самоуправление рабочие места напрямую не создают. Они создают предпосылки. Может быть, мои «погоны» откроют для этого какие-то возможности, в том числе через общение с посольствами, выезд в города-побратимы, поиск там новых бизнес-контактов.
- Может ли новый старейшина Йыхви сказать: «если я останусь на этом посту, например, три года, то сто рабочих мест для Йыхви создам»?
- Это очень провокационный вопрос. 
- Ну, не сто, пусть девяносто.
- Вопрос не в цифрах. Спекулировать на этом - чистой воды аферизм. На самом деле, если сюда придут бизнесмены, то не потому, что тут гениальный парень Эаст сидит, а благодаря экономическим предпосылкам как результату нашей активности. Вопрос можно поставить и так: а если мы не создадим, а просто НЕ СОКРАТИМ сто мест?! Это тоже вариант. Второй путь - подумать (и намётки у меня есть) о том, какие могут быть дополнительные преференции для тех, кто будет выбирать Йыхви. Может, возвращение части налога? Может, какая-то льгота по коммунальным услугам? Вот об этих вариантах можно думать. С другой стороны, нужно помнить, что в таком случае новые рабочие места будут созданы ценой недопоступления налогов. Нужно ли это?
- Напоследок вопрос лирический. В 1986 году вы окончили в Йыхви шестую среднюю школу. Могли ли вы в тот год представить, что ровно через тридцать лет станете мэром этого города?
- (смеётся). Честно скажу: никаким боком не думал. Тогдашнее общество было более технократичным. Поэтому свою профессию я выбирал между тем, что было тогда востребовано, и тем, к чему душа лежала. Сначала я хотел в Тартуском университете поступать на математический либо физический факультет. В обществе больше ценились инженерные профессии, и у меня, по складу ума, математика и физика стояли на первом месте. Но душа почему-то больше лежала к юриспруденции, и поступил я на юридический. Однако до сих пор с большим уважением отношусь к техническим профессиям.

Интервью взял Алексей СТАРКОВ
Фото автора
Инфопресс №23 (2016 г.)

Возврат к списку