Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



«Трудовые упражнения»: кому они нужны?

«Трудовые упражнения»: кому они нужны?

Логика данных мероприятий такова: пройдя подобные курсы, безработные будут более уверенно чувствовать себя на рынке труда, а значит, шансы найти новую работу у них значительно повышаются. Однако, мнения обучающих и обучающихся в этом вопросе разнятся кардинально. Так, кому же нужны tööharjutus?

Неблагодарный контингент
Во вторник мы беседуем в йыхвиском Доме для людей с недостатками с его исполнительным руководителем Кайе Калдвеэ. С сентября и до конца декабря под крышей у Калдвеэ и при непосредственном участии ее недоходного общества, йыхвиской волости и Кассы по безработице здесь проводятся занятия для длительно безработных.
- Это неблагодарный контингент. Народ, у которого есть свое собственное мнение и другого мнения они не признают, мотивации искать работу у них нет никакой. Не скажу, что все такие, но процентов восемьдесят – точно, - говорит о проходящих обучение по программе трудовых упражнений Калдвеэ.

Боюсь сказать, что по профессии – швея
- Я год безработная. Нет, меня не сократили. Я ушла с работы сама, - рассказывает о том, как попала на проводимое обучение Светлана Новикова. – Я – профессиональная швея. Но у меня уже не было физических сил работать по девять-десять часов в день и получать за это двести шестьдесят евро чистыми. Кто знает, что такое работать швеей - когда постоянно болит спина и падает зрение, - тот поймет. Домой приходила и просто падала от усталости, ничего уже не нужно было. А потом изволь из этих двухсот шестидесяти сто двадцать евро заплатить за квартиру. У нас в легкой промышленности используется просто рабский труд, - продолжает женщина, с удовольствием ходящая на курсы, организованные Кассой по безработице.
Пусть стипендия здесь только восемьдесят евро. Но при этом оплачивается дорога, бесплатные обеды, как безработной списываются коммунальные платежи. Да и к тому же работа здесь непыльная: чуть-чуть пошить прихваточки, чуть-чуть порукодельничать в плетении из бумаги и изготовлении открыток своими руками. Да и рабочий день длится шесть часов, из которых в первый час можно попить кофе, почитать газеты, пообщаться с коллегами по «цеху». Здесь просто интересно.
А что дальше? Собирается ли Светлана после завершения курсов с удвоенным оптимизмом искать работу? – Нет, не собирается.
- На бирже боюсь даже говорить, что по образованию я - профессиональная швея. Швеи ведь везде требуются. А три раза откажешься от работы - и вылетишь с биржи. Лучше уж говорить, что вообще никакого образования нет. Я подумывала о том, чтобы уехать на работу швеей в Финляндию, там зарплаты в три раза больше наших. Хотела походить на курсы финского языка. Но мне сказали, что языковые курсы только платные. А у нас кроме швеи мне могут предложить либо работу уборщицы, либо мойщицей машин. Но ведь на этом сможешь заработать только на лекарства себе, - не считает женщина себя виноватой в том, что не принимает такие предложения о работе.

150 евро в месяц – вы смеетесь?
Последним местом работы 58-летней Лидии Ритман был бар «Лео» в Йыхви. Но поскольку в заведении становилось все меньше клиентов, четыре года назад Лидия получила от хозяйки уведомление о сокращении.
- На бирже мне один раз предложили реальную работу - убирать в цеху. В день требовалось работать только по четыре часа плюс час на дорогу на работу, и столько же – домой. И за все это предлагали сто пятьдесят евро в месяц. Ну вы смеетесь?! Как на такие официальные деньги можно прожить? – вопрошает Лидия.
О курсах же, организованных для таких, как она, Лидия отзывается очень положительно:
- Нашему наставнику Мари Юндас медаль нужно дать! Она нас всему учит: и шить, и мастерить поделки своими руками. Вот, например, что-то несложное могу уже для себя сшить. Больше нет головной боли: где взять деньги на новогодние подарки друзьям-знакомым. В этом году все сделаю своими руками. Посмотрите, какие красивые открытки мы смастерили! - показывает женщина затейливо оформленные поздравительные бланки.
А что дальше, после курсов? – А ничего. Лидия глубоко убеждена, что женщине без образования, да еще в возрасте после пятидесяти, найти у нас в уезде работу просто нереально, если не говорить о том, когда предлагают сто пятьдесят евро в месяц.

Не берут даже санитаркой
Людмила Жемчугова по образованию медсестра. Но поскольку последние двадцать лет по специальности не работала, утратила квалификацию. И сейчас, как говорит женщина, не то что медсестрой, санитаркой не берут на работу. Справляется на эту тему периодически. Вот недавно получила очередной отказ о принятии на работу санитаркой.
Сейчас Людмиле пятьдесят девять лет. Второй год без работы. Последнее место работы было в охранной фирме. Но ушла по состоянию здоровья. Что будет дальше, для нее полная неизвестность.

Вопрос национальности – не главный
Без работы сидят не только русские женщины. Склонившись над швейной машинкой, прилежно что-то строчит Мерле (имя изменено). Всю свою трудовую жизнь пятидесятилетняя женщина отработала на почте, но вот уже более года как попала под сокращение. Отягчающим моментом в поиске работы для нее является не только отсутствие каких-либо других трудовых навыков, но и слабое зрение.
- Куда меня возьмут на работу? В магазин идти работать или швеей я не могу - плохо вижу. А курсов на эстонском языке на бирже нет. Все, что происходит в государстве, то происходит и здесь, - смиренно и совершенно безнадежно говорит женщина.

Мы живем в гетто
- Маша Иванова, - представляется вымышленным именем полная оптимизма и задора женщина, которой на вид чуть больше сорока лет.
Образования у Маши нет. Но от биржи она прошла курсы строителя-отделочника. И теперь пусть не для работы, но у себя в квартире с ремонтом справится самостоятельно.
- Я периодически встаю на учет в Кассе по безработице. А в то время, когда с учета снимаюсь - уезжаю на сезонные заработки за границу. Работаю там горничной, присматриваю за детьми. Прожить же здесь на одну минималку (а больше никаких окладов не предлагают) нам вдвоем с дочкой-двенадцатиклассницей совершенно невозможно. Да, сейчас все нормально, спасибо бирже, может предложить какие-то курсы, но после них достойной работы все равно не найдешь, - говорит женщина, занимающаяся сейчас не рукоделием, а деревообработкой.
- В Эстонии средняя зарплата составляет 980 евро. Дали бы мне хотя бы половинку этой средней зарплаты, я бы пошла на работу, - определила Маша для себя условия, при исполнении которых она будет искать рабочее место.

Слишком много самомнения
Атс Калда, ныне являющийся наставником по деревообработке для длительно безработных, знает, что такое быть безработным не понаслышке.
- Я два раза становился безработным. В первый раз, когда закрывался Viru rand, и во второй раз остался без работы, когда ликвидировали Вокаский детдом, где я работал завхозом, - делится своим жизненным опытом мужчина.
Но он категорически не согласен с теми требованиями, которые выдвигают его сегодняшние подопечные.
- Я считаю, что человек должен все же работать. Даже тогда, когда зарплата минимальная. Работа мотивирует людей оставаться в строю, не терять трудовых навыков и привычный круг общения. А сейчас у нас обучается очень трудный контингент. У этих людей очень много самомнения, но каких-то реальных трудовых навыков нет.

Татьяна ЩЕРБИНИНА
Фото автора
Инфопресс №47 (2013 г.)

Возврат к списку