Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Эндель Паап: «Я - человек, не ищущий славы»

Эндель Паап: «Я - человек, не ищущий славы»

- Эндель Альфредович, кажется, что жизнь обласкала вас по полной программе. Не задумываетесь - как это вам так повезло?
- «Виноваты», наверное, и государственный строй, и народ. Как говорится, «а что было бы, если…» Вот, допустим, если бы не было в советское время квартирного вопроса - тогда и мне не надо было бы ходатайствовать о строительстве в Йыхви двух больших жилых домов. А теперь они есть. Был бы воздух всегда чистый - не пришлось бы мне ездить в Армению и Барнаул, чтобы доставать фильтры и моторы для установки на ахтмеской ТЭЦ. Не случись беда у молодого шахтёра с «Эстонии» - травма в турпоходе, поставившая его перед выбором остаться инвалидом или попасть к знаменитому тогда на всю страну хирургу-ортопеду Илизарову, - не обращался бы я с этой проблемой в министерство здравоохранения СССР. Буквально через две недели этот парень уже был у Илизарова. И сейчас не хромает.
Много таких людей в моей жизни, кому я помог. В советское время депутатам было довольно легко решать проблемы, перед ними все двери открывались. Впрочем, и в эстонское время, будучи в Рийгикогу, я кое-что смог сделать для нашего региона. Например, подтолкнул решение вопроса о выдаче лицензии йыхвиской частной школе, которая готовит парикмахеров. Сейчас она работает уже в нескольких городах, в конкурсах побеждает.
- И всё-таки, тот статус, который открывал вам двери высоких кабинетов, свалился на вас как неожиданное счастье или был заработан тяжким трудом?
- Я лодырем не был. На второй шахте в Йыхви, где я 13 лет отпахал, меня хотели сделать бригадиром, но я отказался, потому что в той бригаде был человек, который дольше работал и лучше знал технику. Но потом меня перевели на шахту «Эстония», и там уже не спросили - поставили во главе проходческой бригады. Хотелось, чтобы коллектив работал хорошо, чтобы был порядок. И вскоре у нас уже не было ни одного месяца, когда мы бы не обеспечили скоростную проходку. Это, видимо, оценили, дали орден Трудового Красного Знамени, затем представили к Герою, выбрали в Верховный Совет. Я всегда понимал, что эти награды даны за результаты бригадного труда и я просто обязан, так сказать, их отрабатывать.
- Сейчас полуофициально считается, что те, кто был успешен в советское время, как бы грешны. То есть надо было не получать блага от той системы, а «бороться». Когда вы стали героем и депутатом, то почувствовали, что идёте на сделку с совестью?
- Нет. Я родился в бедной крестьянской семье, где все должны были трудиться и трудились. И, поскольку при советской власти все имели работу и нормально жили, я относился к этой власти нормально. И сейчас скажу, что в советское время было очень много хорошего, которое надо было принять, а не выкидывать. Зачем, например, в аграрно-успешной Эстонии в 90-е годы разгоняли колхозы-совхозы? Зачем ликвидировали много хороших предприятий - «Двигатель», «Кренгольм»?
- Эстония последнее время усиленно ищет новые формы управления обществом. В этой связи вспоминаются и скандалы, потрясшие партии, и прошлогоднее «народное собрание», и нынешний так называемый фестиваль мнений... А ваш опыт пребывания в двух номенклатурах - советской и эстонской - какую формулу управления подсказывает?
- То, что у нас есть парламент, - это нормально. Но надо ли маленькой Эстонии такое количество депутатов? Второй вопрос, который я себе задаю: зачем нам уездные управления? Полный дом людей, но не вижу, чтобы они что-то решали. Говорят, уездные управы должны транспортом в регионе заниматься. Так договоры с автобусными парками всё равно в основном города заключают. Или вот есть у нас министерства. Если там половину чиновников сократить - ничего не изменится, а глядишь, ещё и лучше работа пойдёт. Например, в министерстве обороны Финляндии, если верить прессе, работает наполовину меньше народу, чем в нашем. А Финляндия втрое больше Эстонии. Так у нас, что, к войне готовятся?
- В советское время были такие красивые выражения: «голос трудового человека», «народовластие». А сейчас голос простого человека слышен? Или это бывает только раз в четыре года, когда можно прийти на избирательный участок?
- Я всё время «воюю» за то, чтобы ценили рабочего человека. В советское время это делали: и награждали, и в газетах писали, и выбирали. А сейчас хороших работников никто не знает, про них не пишут, президент на свой приём ни одного рабочего, кроме меня, не пригласил, и то я был там в качестве члена Рийгикогу. За 22 года не знаю ни одного рабочего, получившего государственную награду за свой труд. Так что рабочий сейчас - это существо, с которого только можно требовать «сделай то, сделай это».
- А демократия есть?
- О ней звонко говорят. Может быть, она в том, что вот Эндель Паап может свободно критиковать правительство и в тюрьму его за это не посадят? Правда, когда я начинаю на личности переходить, становится сложнее. Написал я как-то статью про Ильвеса - мол, как это так, приезжает наш президент на хутор жены и остаётся там ночевать, а канцелярия деньгами налогоплательщиков оплачивает этот ночлег? Не опубликовали.
Уже в эстонское время я работал в профсоюзе. Частенько тоже критиковал, стоял за народ. И заинтересовалась моей персоной капо. Пришёл оттуда ко мне молодой человек, и мы долго с ним беседовали. Я сказал что думаю. А он мне потом говорит: вам надо баллотироваться в Рийгикогу, потому что у вас трезвые взгляды и что-то, может быть, сможете сделать. Потом и другие стали уговаривать выдвинуть свою кандидатуру - и в конце концов попал я в парламент. (смеётся) Значит, есть демократия.
- В вашем послужном списке - несколько должностей в пенсионерских организациях региона и Эстонии. Знаете, наличие всех этих объединений может быть истолковано и так: чтобы старики на жизнь лишний раз не жаловались - пускай собираются и поют песни. Вы тоже собираетесь и поёте, чтобы пенсионеры забыли про свои беды?
- Отчасти, может быть, и так. Но пенсионерам действительно нравится и петь, и танцевать, и мнениями обмениваться. Жизнь трудная. А немножко повеселишься - и легче станет.
Но мы всё же хотим и чего-то существенного добиться. Например, в совете Союза пенсионеров Эстонии очень остро обсуждаем проблемы старшего поколения, готовим документы, подаём их в парламент, правительство, министерство социальных дел. Не скажу, чтобы нынешнее крайне правое правительство наши вопросы решало, но мы просим, требуем. И надеемся.
- Но «революцию» для пенсионеров ваши общественные организации не сделают?
- Нет, это нереально. Если я в Рийгикогу не смог добиться столь больших перемен, так послушает ли правительство, если ему йыхвиское объединение пенсионеров скажет «повысьте пенсии»? У нас в Эстонии экономика на таком низком уровне, что налоги и зарплаты низкие…
- Не у всех.
- Всё равно накопить столько, чтобы пенсионерам добавить, практически невозможно. А что касается «не у всех» - правильно. Центристская партия давно хочет, чтобы был ступенчатый подоходный налог. Но реформисты и «Исамаалийт» категорически против, потому что поддерживают богачей. Сейчас вот говорят: надо безналоговый минимум поднимать. Но при этом слышится: тогда и налоги увеличить. Ну и какой выигрыш для людей будет? Кстати, я вообще не понимаю - почему в Эстонии с налога берут налог? Есть акцизный налог на бензин. Сначала плюсуют его к цене бензина, потом с общей суммы, в том числе с акциза, берут налог с оборота. Это же вообще никуда не годится, где справедливость? И, между прочим, союз пенсионеров тоже писал правительству, что такую ситуацию надо ликвидировать. Но результата нет.
- Как вы оцениваете развитие Йыхви, почётным гражданином которого стали?
- Последние годы Йыхви очень хорошо развивается. Прямо приятно ходить по улицам, где идёт строительство (смеётся)…
- Нынче в Йыхви ноги переломаешь.
- Потом, когда всё будет готово, будет действительно красиво. Только я думаю и о том, что ещё надо бы сделать. В очень плохом состоянии дворовые пешеходные дорожки. Товарищества привести их в порядок не в состоянии, потому что в домах много пенсионеров. Ещё хотелось бы больше порядка в городе. Например, в Йыхви много домов с приусадебными участками. Кто-то хорошо за ними ухаживает, а кто-то вообще не следит. Волость должна контролировать, указывать и наказывать. А магазин «Эду» в самом центре? Двадцать лет стоит пустой, ни снести не могут, ни благоустроить. Я бы такие штрафы назначил, что хозяин давно бы его по кирпичику разобрал.
- Как думаете, Йыхви, имеющий большую кредитную нагрузку, живёт по средствам?
- Я сейчас не совсем в курсе городских финансовых дел, но думаю, в Йыхви есть специалисты, которые умеют достать деньги в других фондах. За счёт этого многое и делается. Конечно, надо и собственный вклад в проекты обеспечивать, но, насколько я знаю, чрезмерных долгов перед банками нет. Хотя, конечно, сам факт кредитов восторгов не вызывает. Я сам не могу в долг жить и не хочу, чтобы общество в долг жило.
- Напоследок неполиткорректный вопрос. Присвоение вам сейчас звания почётного гражданина, конечно, имеет справедливый и законный повод в виде 75-летия. Но, с другой стороны, не является ли это и дополнительным политическим «капиталом» для предстоящего вашего участия в местных выборах?
- Нет. Я ведь получил это звание далеко не с первой попытки, меня уже в пятый раз выдвинули. До этого баллотировался в депутаты и без него. Да, я планирую нынче участвовать в выборах, но для того, чтобы получить возможность что-то делать в собрании, а не сидеть там со своим званием, как наш президент, ни за что не отвечающий. Я, вообще-то, человек, не ищущий славы, меня всегда выбирали или уговаривали, а сам я к постам не стремился.

Интервью взял Алексей СТАРКОВ
Фото автора
Инфопресс №35 (2013 г.)

Возврат к списку