Главная Поиск Обратная связь Карта сайта Версия для печати
Доска объявлений Инфопресс
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга



Скромный юбилей особенного дома

Скромный юбилей особенного дома

Как-то совершенно незаметно для общественности, скромно прошло 15-летие особенного йыхвиского дома, в котором, как говорит его хозяйка Элле Селиверстова, люди дописывают последние страницы в книге своей жизни.А дом этот стоит того, чтобы его существование и его деятельность были оценены по заслугам.

 Так случилось, что я попала в Йыхвиский центр по уходу на Кааре 3, никого не предупредив о своем визите. Входную дверь открыла улыбчивая молодая женщина на коляске.

Ни с первого, ни со второго взгляда, ни даже с третьего ничто не говорило о том, что здесь живут старые и больные люди. Воздух свежий, вокруг все светло и ухожено, цветы, зелень, красивые интерьеры.

В поисках кого-нибудь из работников поднялась на второй этаж, услышала откуда-то справа по коридору разговор. Пошла на голос, который доносился из комнаты с открытой дверью. Краем глаза увидела кровать, лежащего человека и женщину в белом халате, которая меняла памперс и что-то приговаривала, словно ворковала. Я отступила, не решаясь отвлечь сестру от дела, стояла и невольно слушала это воркование. И думала о том, что вот ведь это не для посторонних ушей говорится, это так она ведет себя наедине с беспомощным человеком, выполняя далеко не самое приятное дело. Это – естественный стиль поведения. Норма.

Позже я встретилась с нужным мне работником дома. И могу сказать, что первое впечатление от встречи с домом так и осталось ключом ко всему последующему знакомству с ним и не изменилось. Да, здесь норма – теплое, уважительное и доброжелательное отношение к людям с особым состоянием, требующим заботы, ухода и помощи.

Заведующую целевым учреждением «Йыхвиский центр по уходу» Элле Селиверстову я знаю давно по совместной работе в Йыхвиской основной школе. Когда в 2001 году школу закрыли, ей предложили работу в городском доме престарелых (так тогда назывался этот дом и таким он был по сути). Эти одиннадцать лет мы не виделись, и в новом качестве эту всегда элегантную, ухоженную женщину я и не представляла. А увидев, ничуть не разочаровалась, напротив, еще более укрепилась во мнении: какова хозяйка, таков и дом. Вот откуда его ухоженность, чистота, свежесть, многоцветие на всех этажах и верандах. Элле не была бы собой, если бы смирилась с убогостью, тараканами и обшарпанными стенами.

На ее предвыборном буклетике я прочла слова, выражающие суть ожиданий и надежд людей, которых судьба привела к порогу этого дома:

  • «Когда я уже не помню своего имени,
  • когда я путаю день сегодняшний с днем вчерашним,
  • когда взрослые дети становятся для меня снова малыми детьми,
  • когда я больше ничего не произвожу,
  • относитесь и тогда ко мне, как к человеку.
  • Жалейте меня,
  • любите меня,
  • ласкайте меня.
  • Часы замедляют свой ход и в какой-то день остановятся навсегда.
  • Но до этого еще есть время.
  • Позвольте мне достойно состариться».

Именно такое отношение к пожилым и больным людям и культивируется в этом доме.

И это ощущают все его временные и постоянные жители.

Среди 78 постояльцев человек десять живут здесь с самого начала, уже пятнадцать лет. Некоторые пришли сюда со своей мебелью, переменив только адрес.

Основное изменение за эти годы то, что теперь здесь находятся не только одинокие старики. Дом принимает людей разного возраста, которым требуется именно уход. Из них около пятидесяти человек – лежачие больные. В доме создано и лицензировано отделение больницы на пять коек, которое субсидирует больничная касса. Понятно, что в этом отделении лечение получает значительно большее количество больных. И это великое дело, что можно в каких-то случаях проводить лечение на месте. А кроме того, у дома есть возможность для постоянного контакта с лечебными учреждениями, для консультаций, проведения анализов, процедур.

В перспективе Элле Селиверстова надеется, что найдется возможность закончить реновацию четвертого и половины третьего этажей, оставшихся неотремонтированными пятнадцать лет назад. Это дало бы возможность расширить отделение больницы и создать отделение для людей с умственными недостатками. Сейчас все больше увеличивается число людей с приобретённым по разным причинам и в разном возрасте слабоумием, со стойкой утратой ранее полученных знаний и практических навыков. Таким людям тоже необходима помощь, и содержание их требует особых условий.

Надо бы отремонтировать фундамент дома, что тоже требует денег. У волости средств на все не хватает, есть другие приоритеты. А брать ссуду, как предлагают члены совета дома, заведующая не считает возможным. Надо же думать, с чего ее возвращать. Не с повышения же стоимости места, она и так не мала: для жителей Йыхвиской волости 530 евро в месяц, для клиентов из других мест – 555 евро.

Очень сложное время дом и его сотрудники переживали некоторое время назад, когда у особо предприимчивых людей возникла идея изменить статус дома, превратить его из целевого учреждения в паевое товарищество. Резоны приводились разные: мол, дом работает в убыток, с минусом, не справляется со своими задачами. Но, как считает Элле Селиверстова, эти доводы не соответствуют действительности.

На самом деле пресловутый минус – именно на бумаге, не в денежном выражении - можно увидеть в годовых отчетах, где показывается амортизация дома, который находится на балансе целевого учреждения, являясь при том собственностью волости.

В финансовом же плане Центр всегда работает с небольшим плюсом, который необходим, чтобы в случае уменьшения поступления денег от платы за места не остаться без средств на содержание.

В доме из собственных средств проводятся ремонты, нормально платится зарплата персоналу. Когда я спросила, а откуда возникает плюс, Элле пояснила: от грамотного хозяйствования, элементарной экономии, в том числе расходов на персонал.

- Я сама, - сказала она, - и директор, и секретарь, и делопроизводитель. Бухгалтер ведет документацию по Центру, документацию больничной кассы и выполняет функции статистика. В доме только три уборщицы. Завхоз одновременно - водитель и социальный работник.

На сегодняшний день тревог за судьбу дома немного поубавилось, поскольку члены волостного собрания не включили в повестку дня обсуждение вопроса об изменении формы собственности. И Селиверстова благодарна депутатам за это. Центр остается целевым учреждением, а не паевым товариществом, бизнес-фирмой. Значит, его невозможно продать в частные руки и хозяйствовать с целью получения личной выгоды.

Пятнадцать лет, конечно же, никакой не юбилей, но это одна из тех вех, когда можно оглянуться на проделанный путь и подвести какие-то итоги.

На мой взгляд постороннего и пока (не зарекаюсь) незаинтересованного человека, йыхвиский Центр для наиболее слабых членов нашего общества можно назвать настоящим достоянием города.

Об этом же говорит в своих незамысловатых строчках, посвященных 15-летию своего нынешнего дома, один из его постояльцев – Петр Михайлович Виноградов, две недели назад отметивший свое 90-летие:

  • «Есть дом на Кааре 3, где создают уют тем людям, кто обслужить себя не может.
  • Здесь помощь и тепло дают заботливые женщины, и каждая из них тебе хоть в чем-нибудь поможет.
  • Свой благородный труд, нам помощь и заботу они считают за обычную работу.
  • Спасибо всем, кто создал этот дом! Примите низкий мой поклон!»

С днем рождения, добрый дом на Кааре 3, долгих лет тебе и твоему ответственному служению людям!

Зинаида КЛЫГА

Инфопресс №30 (2012 г.)


Возврат к списку